Судя по информациям и материалам российских СМИ, Москва тщательно анализирует не только результаты президентских выборов в США, но и в такой постсоветской стране, как Молдова.

Да, как известно, последняя также провела второй тур президентских выборов, и в результате представитель прозападной оппозиции Майи Санду стала очередным президентом страны.

Избрание Байдена президентом США россияне называют первым, но внешним сигналом, вторую информацию – избрание Санду — вторым, но внутренним сигналом.

Российские аналитики и политологи уже отмечают основные направления вмешательства Джо Байдена в российскую политику, исследуют перспективы газовых проектов Москвы, усиление НАТО и ЕС.

То, что находится уже в расположении США, вряд ли в этих направлениях Россия может исправить ситуацию – нет, страны Восточной Европы, бывшие балтийские советские республики, не говоря уж о самой Европы, – все это напоминает уходящий поезд, а за уходящим поездом обычно не бегут.

Поэтому внимание российских стратегов сосредоточены в направлении «гуамовской тройки» — они стараются вычислить перспективную геополитическую траекторию Молдовы, Украины и конечно, Грузии. Нам тоже кажется, что Байден усилит политику своей страны именно в этих направлениях.

Но признаться, анализ на эту тему в отличие от российских аналитиков, нас не очень – то увлекает, потому что в отличие от Москвы, в Вашингтоне никто в ближайшее время не собирается пожимать руку представителям стран-членов ГУАМ в штаб-квартире НАТО, тем более Европейского Союза. «Минимум через десять лет!» — таковы предварительные прогнозы американских аналитиков по поводу вступления Грузии, Молдовы и Украины в НАТО! А об ЕС они вообще, предпочитают промолчать.

Тогда в чем же дело? До сих пор говорили, что процесс тормозят президент Трамп и канцлер Меркель. При Трампе геополитики разных стран писали и говорили не об интеграционных процессах в НАТО, наоборот, об ее дезинтеграции и закате.

Но Трампа скоро в большой политике не будет. Уйдет и Меркель, которая за все эти годы вела двойную игру с российским президентом Путиным. По этой причине, мотивы торможения интеграционных процессов в НАТО следует искать в другой плоскости.

Тут причина совсем иная: на территории Украины, Молдовы и Грузии присутствуют российские войска. А НАТО не хочет, не намеревается стать лицом к лицу с русским оружием; там, где присутствуют российские войска, туда НАТО не торопится. Плюс, эти страны для НАТО не являются даже бывшей Югославией, в распаде которой страны Европы были заинтересованы не меньше даже Соединенных Штатов.

Высказываются и такие мысли, что якобы очередная «холодная страница» в отношениях США – Россия отразится и на карабахской проблеме.

Но нам кажется, что это уж явное преувеличение. У Штатов было достаточно времени, что бы проявить свою политику в этой плоскости.

Но увы! Больше двадцати лет мы ждали от них позитивного импульса и в этом вопросе. Хорошо помнится, с какой надеждой мы следили за обсуждениями, которые проходили в американском городе Ки-Уэст!

Но Штаты каждый раз давали понять, что они в этом процессе намерены лишь следовать за Россией, предлагали именно ей роль «первой перчатки» в урегулировании этой сложной проблемы.

Что же касается миротворцев, еще в девяностые годы было понятно, что кого-кого, а вот американцев уж точно не будет в их составе. Поэтому не стоит думать, что американцы будут как-то стремиться тормозить процесс. Тут можно ожидать другого.

Ожидается, что новое американское правительство будет проармянским, и США, как сопредседатель Минской Группы, захотят сделать кое-какие коррективы в процессе в угоду армянам.

Но до вступления Байдена в свою должность основной этап процесса будет уже пройден. Когда мы писали эти строки, уже было сообщено, что армяне полностью покинули Агдамский район. Что касается выигрыша России, в отличие от других стран-членов ГУАМ, в Азербайджане российских войск не было. Теперь они есть, и это надо будет принимать как предупредительный знак – особенно, политикам, дипломатам и военным НАТО…