Прошел уже год с лишним с момента смены власти в Армении, но удивительным образом тема политического противостояния между прежней правящей командой и новыми людьми, объединившимися вокруг Никола Пашиняна, отнюдь не сходит на нет, а напротив – усиливается.

В течение последней недели можно наблюдать рост критических выступлений в адрес Пашиняна в различных СМИ Армении — создается ощущение, что началась массированная атака по созданию отрицательного имиджа «революционного» премьер-министра. Очевидно, это заказ со стороны карабахского клана. Возможно, команду запустить все агитационные ресурсы дал Роберт Кочарян, который вновь (в какой уже раз по счету?) находится под арестом.

Вопросов много. Почему это началось именно сейчас? Столь ли очевидно, какие именно силы пытаются свалить новую власть? И кто решил, что нынче для этого подходящий момент?

Еще один важный вопрос связан с заявлением Пашиняна в оккупированном Ханкенди (Степанакерте). Мол, Арцах — это Армения. Понятно, что подобный безапелляционный вывод вызвал новый виток недовольства у официального Баку. Не получается ли, что премьер сознательно загоняет переговорный процесс по Карабаху в очередной тупик?

Своими мыслями по складывающейся ситуации поделился с # известный отечественный политолог-международник Ильгар Велизаде:

— В последнее время в Армении активизировались группы, политические силы, которые ставят целью серьезно противостоять Пашиняну, создать некую коалицию против него. И, кстати, ее создание анонсировал сам экс-президент Кочарян. Естественно, что эта коалиция будет объединять в себе различные политические группы, которые так или иначе выступают против платформы нынешней власти Армении. И в этом смысле она представляется консолидирующей площадкой для всех оппозиционно настроенных сил этой республики. Кстати, Кочарян анонсировал создание этой площадки уже предстоящей осенью.

И тот факт, что многие армянские СМИ заняли по отношению к речи Пашиняна, произнесенной в Ханкенди, резко отрицательную консолидированную позицию, может свидетельствовать о том, что в СМИ процесс политической перегруппировки идет полным ходом. В любом случае, мнения, высказанные там Пашиняном, идут вразрез с практикой, подходом, который долгие годы разрабатывал в переговорном процессе карабахский клан, его представители.

Их позиция заключается в том, что Армения не является стороной конфликта, мол, он идет между Азербайджаном и «НКР». А сейчас, когда Пашинян говорит, что Арцах это и есть Армения, получается, что он перекладывает ответственность за оккупацию наших земель на Армению, что разнится с прежним подходом официального Еревана к переговорам.

Ведь тогда рассыпается прежняя переговорная концепция армянской стороны. А она строилась очень долго и нашла поддержку у различных политических сил вне Армении. Именно поэтому Еревану так долго удавалось водить за нос международное сообщество, утверждая, что это не Армения претендует на земли Азербайджана, а народ Карабаха стремится вернуться в лоно матери-родины.

Это, конечно, серьезно расстраивает позицию Еревана. Сегодня она кажется не такой уж консолидированной и цельной, особенно на фоне противоречий между Пашиняном и прежней властной командой, а также с руководством самопровозглашенной «НКР».

И надо учитывать, что в следующем году в «НКР» пройдут выборы «президента», а в этом году в сентябре — в «органы местного самоуправления». Так что, скорее всего, эти речи Пашинян адресовал, прежде всего, именно армянам Нагорного Карабаха.

Он пытается сегодня таким образом проявить поддержку тем силам в «НКР», которые поддерживают его позицию, хочет создать базу для своего кандидата на предстоящих в 2020-м «президентских» выборах.

Пашинян стал неумело жонглировать темой «миацума» («воссоединения»), вызвав тем самым раздражение и в Армении, и в Карабахе. Дело в том, что отцы-основатели этой идеи уже считали ее выполненной. «Миацум» был актуален в первые годы этого националистического движения, а затем Армения приняла на вооружение другой принцип — мол, теперь мы не вмешиваемся во внутренние дела других стран, мы находимся в стороне от карабахского конфликта, и ни на чьи территории не претендуем.

Формально прежние власти Армении всегда говорили, что поддерживают территориальную целостность Азербайджана — без Карабаха, конечно, но все же. А сейчас, применяя термин «миацум», Пашинян дает понять обществу, что прежние власти использовали его в угоду собственным интересам, а вот он, вновь актуализируя этот принцип, как бы пытается вернуться к истокам карабахского движения.

Пашинян пытается реинкарнировать те процессы, которые происходили 30 лет назад и встать в их главе. Вот его задача. Он практически пытается разрушить монополию карабахского клана на «миацум».

Это тоже очень не нравится карабахским элитам, которые ни в коем случае не собираются допустить, чтобы их «священные коровы» использовались Пашиняном в его нынешней политической кампании.

По большому счету, все это, конечно, внутриармянские дрязги, а для Азербайджана раздражающим фактором становится то, что и его пытаются втянуть в эту игру.

Такая позиция очень негативно отражается на ходе переговорного процесса, на его прогнозируемости. Потому что, если Пашинян будет каждый раз выдавать что-то новое в пылу политической полемики, сложно будет продвигать последовательную линию в переговорах. Что он выкинет завтра, какой еще термин вытащит на рассмотрение общественности?

Конечно, на самих переговорах армянская сторона занимает более сдержанную позицию, и никаких таких лозунгов не озвучивает. Поэтому азербайджанская сторона сегодня старается смотреть на происходящее там отстраненно, но все равно это раздражающий фактор для азербайджанского общества.

Сколь долго все это будет продолжаться, неясно. Хочется надеяться, что следующие переговоры, которые состоятся на полях очередной сессии Генассамблеи ООН, прольют свет на позицию армянской стороны, но мало уверенности в том, что сами эти переговоры способны что-то прояснить в происходящем в самой Армении.

К сожалению, в этих условиях нам остается только уповать на благоразумие сопредельной стороны, и на позицию Минской группы ОБСЕ, которая должна, наверное, определить свои приоритеты в этом вопросе и четко дать понять – в рамках каких процессов, или же, каких договоренностей проходит переговорный процесс, чтобы стороны, в частности Армения, не могли уклоняться от них, как им заблагорассудится.

(Пока оценок нет)