Геополитическая реальность, которая сложилась после конфликта, вызывает все больше вопросов и создает  предпосылки для будущего конфликта. Тем не менее, во время самого конфликта мы стали свидетелями политического расклада в мире и в регионе.

К примеру, ряд мусульманских стран Ближнего Востока, а именно арабских монархий, не поддержали Азербайджан, так как хотелось бы официальному Баку. Однако эту поддержку Азербайджан получил от Израиля и Британии.

О том, какое геополитическое положение сложилось по итогам второй карабахской войны, а также почему ряд мусульманских стран оказался по ту сторону баррикад рассказал в интервью # эксперт по Ближнему Востоку, иранист Игорь Панкратенко.

 

— Карабахская кампания близка к своему завершению. По крайней мере, на сегодня в тех условиях, которые есть. Тем не менее, многое осталось за кадром боевых действий и  требует отдельного внимания. Что мы получаем на выходе в плане изменения геополитического расклада сил в регионе Южного Кавказа? Какой новый геополитический расклад мы получаем?

 

— Начнем с того, что новый расклад еще не сложился, но уже началось его активное формирование. Его основные характеристики представляются следующими:

— Россия укрепила свое военно-политическое присутствие в регионе.

— Турция не слишком быстро, но крайне методично формирует здесь зону своего влияния, как политического, так и экономического.

— Иран оказался на обочине региональных процессов.

— Геополитическое влияние здесь США и их союзников ослабевает.

Этого контурного наброска вполне достаточно, чтобы увидеть и тенденции последующего развития ситуации, и те противоречия, которые будут здесь возникать.

 

-Имеющееся решение сильно действует на влияние в регионе западных центров, в частности ЕС и Франции отдельно, а также США. Какое дальнейшее геополитическое развитие вы видите в регионе?

 

— Без всякого сомнения, и в Вашингтоне, и в Париже крайне недовольны тем, что прекращение огня и последующее переустройство произошло без них. Они чувствуют себя обделенными, считают, что Москва и Анкара отняли у них пакет акций в нагорно-карабахском конфликте и хотели бы вернуть его обратно. О чем вполне открыто заявили после встречи Помпео и министра иностранных дел Франции Ле Дриана.

Им, по большому счету, Нагорный Карабах совершенно не интересен, но вот то, что там все решилось без них – вызывает раздражение. Я не стал бы драматизировать эту ситуацию и усматривать в их позиции намерения обострить отношения с Москвой и Анкарой, не та у них ситуация, чтобы развязать новый конфликт – но их неприятие соглашения и при удобном случае намерение вставить здесь палку в колесо учитывать нужно.

— Отдельно стоит обратить внимание на то, что в данной войне Израиль однозначно оказался на стороне Азербайджана. В то время как мусульманские страны залива, за исключением Катара, не оказали нужную поддержку Азербайджану. Связано ли это с отношениями Баку и Анкары? Или же, ближневосточные страны имели свои геостратегические цели в данном конфликте?

— Израиль поддержал своего стратегического партнера в Закавказье, что вполне логично и ожидаемо. Ну, а поскольку Азербайджан еще и стратегический партнер Турции – то реакция правящих арабских элит тоже вполне логична, Анкара для них сейчас и вызов, и угроза, и противник. О какой исламской солидарности может идти речь? Она, эта пресловутая солидарность – для лозунгов и пропаганды, но никак не для реальной политики

-Среди ближневосточных стран наиболее проармянскую позицию заняла Сирия. С чем связана любовь Асада к армянам? Не из-за позиции ли Тегерана и Москвы? Либо у них свои «счеты» с Азербайджаном?

-Здесь опять же «турецкий фактор». Асад готов на союз с кем угодно, лишь бы это шло во вред Анкаре, туркам, Эрдогану. Это уже не первый год проявляется, поэтому удивительным было не то, что Асад встал на сторону Еревана, а то, если бы он этого не сделал.

 

 

(1 оценок, среднее: 5,00 из 5)