Как сообщают три источника издания Al-Monitor, глава Национальной разведывательной службы Турции Хакан Фидан в последние недели общался с израильскими официальными лицами в рамках инициированных Турцией усилий по нормализации отношений.

Отношения между странами обострились в 2018 году, когда Турция выслала посла Израиля и отозвала своего собственного из-за израильских нападений на Газу и решения Соединённых Штатов перенести своё посольство из Тель-Авива в Иерусалим, отмечает издание.

Источники Al-Monitor также сообщают, что последний раунд секретных переговоров был специально направлен на восстановление связей до уровня послов.

Новые условия требуют новые правила. Приход Байдена в Белой Дом в каком-то смысле осложняет жизнь и Израилю, и Турции. Тель-Авив знает, что у него не будет такой поддержки, как это было при Трампе, а Анкара понимает, что Вашингтон не будет закрывать глаза на более агрессивную политику в регионе. При этом нужно также добавить, что против Анкары, Вашингтон будет настраивать также и ЕС.

Другой вопрос – это Иран. Ранее мы в своих статьях отмечали, что Турция и Саудовская Аравия начали диалог по улучшению отношений. И там тоже главной причиной было то, что Байден не будет оказывать особую поддержку Саудовской Аравии в антииранском направлении. Более того, Байден намерен снять санкции с Ирана и вернуться к «ядерной сделке».

Возвращение США к «ядерной сделке» пугает и арабские страны, и Израиль. Особенно их пугает то, что Иран, став частью мировой экономической системы, станет сильнее, и тут уже роль Саудовской Аравии и Израиля как главных партнеров Запада будет уменьшаться. Другой вопрос – это то, что Иран полностью открывает свой рынок западным кампаниям, тем самым завязывает их финансовые интересы на себе.

Это, в свою очередь, в значительной степени уменьшает риски ударов по Ирану со стороны Израиля, особенно по иранским экономическим объектам, которые в реальности будут французскими, немецкими или британскими. Для самого же ЕС Иран более интересная страна с экономической точки зрения, чем Саудовская Аравия, потому что Иран имеет 80 миллионый рынок и более сложную экономическую модель, в которой желают принимать участие и западные страны. При этом Иран, готов был потратить практически все «замороженные» средства на модернизацию страны, которую осуществили бы западные кампании, поэтому сейчас многие страны в ЕС ждут, что Байден снимет санкции с Ирана.

Если для ЕС Иран интересен в большей степени, как экономический партнер, то для США и НАТО, ставка на Иран – это ставка на балансирование сил в регионе Ближнего Востока между Турцией и Россией. Ни Израиль, ни Саудовская Аравия в тандеме с Египтом не смогли предотвратить рост влияния Анкары и Москвы, и тут ставка на Иран делается неспроста.

Тем не менее, конфигурация, при которой с Ирана снимаются все санкции и обвинения в создании ядерной бомбы, несколько меняет картину региона. Именно поэтому сейчас Эр-Рияду, Тель-Авиву и Анкаре нужно найти общий язык и забыть прошлые обиды. При этом нужно сказать, что Анкара также сейчас пытается улучшить отношения и с ЕС. Недавно президент Турции открыто говорил о том, что Анкаре и Брюсселю нужно договориться, и то, что георазведка турецкого судна Oruc Reis вернулась в морские пределы Турции, сразу же было положительно оценено канцлером Германии Ангелой Меркель.

«Возвращение корабля Oruç Reis в турецкий порт — хороший знак перед началом саммита», — сказала она в своем выступлении от имени Германии, которая является временным председателем в ЕС.

Она добавила, что этот вопрос будет вынесен на повестку дня саммита 10-11 декабря. Меркель указала на то, что Турция приняла на своей территории наибольшее число беженцев.

«Проблема беженцев для стран ЕС стала больным вопросом. Турция заслуживает уважения. Мы должны продолжать оказывать ей поддержку», — сказала она.

Иными словами, приход Джо Байдена в Белый Дом уже начал менять геополитическую конфигурацию, и сейчас страны уже начали подстраиваться под новые реалии и повестку, которую будет формировать новая администрация США. Именно поэтому сейчас наблюдается дипломатическая активность стран, отношения между которыми обострились за время пребывания у власти Трампа.

Для Джо Байдена главная угроза – это Россия и Китай. Москва — геополитический конкурент влияния США, Китай – экономический. Однако и эрдогановская Турция не такой уж друг для демократической партии США. Именно поэтому Анкара сейчас пытается улучшить отношения с ЕС, Израилем и Саудовской Аравией и, скорее всего, она будет дистанцироваться от России и Ирана.

Улучшение отношений между Израилем и Турцией соответствует интересам Азербайджана. При этом нужно сказать, что во время карабахского конфликта и Тель-Авив, и Анкара, несмотря на разногласия, поддержали Азербайджан. Собственно, возможно, именно общие интересы стран в регионе Южного Кавказа влияют и вынуждают идти на сближение между собой. В условиях антироссийской направленности Байдена и новой геополитической реальности в регионе Южного Кавказа,  союз Турции и Азербайджана, Азербайджана и Израиля, а также улучшение отношений Турции и Израиля могут открыть для Байдена новые возможности в регионе Южного Кавказа.