Специально для #

Предательство! Не, это я не про Пашиняна, если что, он как раз оказался «молодцом», тем самым «лазымом», которого так долго ждали, и которого враг (а в том, что страна, оккупировавшая наши территории, и все еще не отказывающаяся официально от своих амбиций, продолжает оставаться врагом, сомнений кажется ни у кого нет) сам привел «в нужное время в нужное место». Я про Францию. Страна, знаменитая в массах народных производством лучших в мире одеколонов, оказалась предателем «тройным в одном флаконе». Во-первых, она предала те самые идеалы, которые лежат в основе республиканской идеологии. Вольтер и иже с ним мыслители оказались слиты в угоду… чему? Допустим, ради некоей религиозной общности (так или иначе, но имидж Клуба Христианских Государств объединенная Европа таки заработала, выступая уже более полувека чуть ли не единым фронтом против двух других авраамитских религий). Во-вторых, это предательство по отношению к своему народу и его экономике (об этом – чуть позже). И в-третьих: это предательство по отношению к принципам посредничества. Хотя, если разобраться, все логично. Разберемся по очереди, причем начнем с конца.

Каков партнер, таков и посредник

Во всех конфликтах, в которых Франция выступала посредником за последнее время, этот «голубь мира» умудрился всерьез «обгадиться», причем на собственный же пиджак. Не будем тратить время на все кейсы, возьмем только те, что близки к нашему: вопросы сепаратизма на пост-советском пространстве. Помните, как Кремль сначала миротворчеством занимался, а потом враз «оттяпал» территории Грузии? Кто там выступил посредником между коллективным Западом и Москвой? Ага, Франция. Результат какой? Мир, дружба, жвачка с агрессором, «перезагрузка» отношений, «слитая» Грузия, и как результат через несколько лет — глобальный кризис международного права и самих принципов безопасности, вызванные теперь уже оккупацией Крыма.

Вот и теперь сопредседатель Минской Группы ОБСЕ, страна, которая все это время играла роль эдакого голубя мира для Карабахской проблемы, оказалась тем самым «диверсантом», который на самом деле все время торпедировал решение вопроса в рамках территориальной целостности страны, пострадавшей от внешней агрессии. В смысле, ведь декларировалось же, что именно так эта самая группа и должна была решать вопрос, нет?

А почему так получилось? Да потому, что посредник этот все это время работал не на результат мирного решения вопроса, а на защиту интересов агрессора. Партнером Франции во всех этих вопросах были не страны, пострадавшие от агрессии, а сами агрессоры. Франция, грубо выражаясь, тупо торговала своим посредническим статусом. Какая ей выгода, спросите вы? Во-первых, что агрессор, что посредник – обе страны, несмотря на декларируемые ценности и внешний «демократический интерфейс» в течение всей своей истории являлись ничем иным, как империями, так что каков партнер, таков и посредник… а во-вторых:

Проблема ядерного мусора

Чуть выше я говорил о том, что принимая сторону агрессора, французское государство предает интересы собственного народа. Каким образом? А вот каким – народ, как известно, живет с малого и среднего бизнеса. Это как бы альфа и омега любой экономики. С крупного бизнеса обеспечивается благосостояние элит. Это тоже понятно. А теперь посмотрим на экономику Франции. Чем торгует эта страна? Одеколонами и дизайнерской одеждой? Сливочным маслом? Ну, даже самый крутой одеколон и самый стильный дизайнер не сделают вас второй по мощи экономикой Европы. А вот энергетика – очень даже может. Франция является эдакой атомной электростанцией Европы, она торгует энергией. Такое государство и ее элиты могут запросто рассориться хоть со всеми внешними рынками для одеколонов, шмоток и сельхоз продукции, она может полностью отказаться от туризма – ее политическая элита все равно не потеряет свою прибыль. Потеряет народ… тот самый, который можно и дальше дурить популистскими, «левацкими», порой откровенно социалистическими финтами. Там это уже давняя традиция. Короче, на народ можно забить, потому как ядерная энергетика – дело очень прибыльное, только вот… Единственная проблема – это где хоронить огромное количество отходов?

Сейчас будут домыслы. Но, после текста обращения сената Франции к правительству, я позволю себе хотя бы такую малую вольность, потому как они не Юпитер, я не – бык, тем паче что в отличие от французских сенаторов домыслы свои честно называю.

Итак, мы знаем, что европейское законодательство очень строго регламентирует вопрос с ядерными и прочими токсичными отходами. То есть у себя там их зарыть не вариант. А где вариант? А там, куда никакая международная инспекция носу показать не может, на территориях спорных, конфликтных, непризнанных. Стать эдакой «во все дырки затычкой», посредничать во всех конфликтах со спорными территориями… и закапывать, закапывать, а заодно – затягивать, затягивать решения вопросов, потому что деньги за энергию – это здесь и сейчас, а политические скандалы и ответственность за нарушения экологических норм – это когда еще будет?! И, опять же – а кто накажет?

И кажется мне, ничтоже сумняшеся, что ежели специалисты из МАГАТЭ возьмут на изотопные анализы отходы Мецаморской АЭС, которые мы еще найдем на освобожденных от оккупации карабахских территориях, то отходы эти очень даже могут оказаться совсем не армянского происхождения. И почему-то кажется мне, что такая инспекция выявит «французский след» не только в Карабахе.

Так и получается, что Франция, между прочим, очень токсичный партнер. Потому что в основе современной государственной идеологии там лежит – опять же предательство.

Вольтер и демократия – в гробу

Идеи свободы, равенства и братства с имперской идеологией ну никак рядом не стоят. Франция же всегда была империей-колонизатором. Империям не нужна правда, но нужна религия. Даже атеизм можно превратить в религию, достаточно ввести туда элемент догмы, что Французской Республике, притворившейся наследницей демократии эллинской и римской, вполне удалось. Благодаря, кстати, идеям социалистическим, но не марксистским, а самым что ни на есть ленинистским. Франция после Второй Мировой, по сути – страна победившего НЭПа в экономике и ленинизма – в политике. Левацкий популизм построен на лжи, передергивании фактов и аргументации, демократические же принципы Республики при такой идеологии превращаются в пустые лозунги, навроде власти народа в СССР, или Венесуэле. Поэтому реальный сектор экономики во Франции находится в состоянии перманентного кризиса, поэтому государство все время поднимает налоги, и поэтому Франция является образчиком того, как можно дискредитировать саму идею Республики, пожертвовав демократией в угоду интересам своей олигархии.

Именно поэтому Франция – токсичное государство сегодня. Она предала самое главное – идею народовластия. Отсюда – рост радикализма, причем не только в их обществе, но и по всему миру, ведь именно Франция, страна первой революции, представлялась маяком этого самого народовластия. Все, что сегодня в мире есть прогрессивного – результат демократии, но именно Франция наносит по имиджу этой самой демократии самый страшный урон. И пока мы не поймем, что это государство на самом деле – самая банальная олигархия, и не станем относится к ней соответственно, разочарований нам не избежать. Вот такая она – токсичная Франция.