Визит Лаврова в Армению показал много аспектов. По сути, Лавров в Ереване дал месседж всем, начиная от армянских радикалов до армянских властей, что Зангезурский коридор будет работать, хотят этого в Ереване или нет.

Данный коридор стал важнее, чем сама Армения, и в нем заинтересованы глобальные игроки. Плюс, в Кремле понимают, что без этого коридора кормить и держать Армению будет куда сложнее, чем сейчас, а с другой стороны, открываются возможности для начала диалога ЕАЭС и стран региона. О том, каковы главные итоги визита Лаврова в Ереван, какие месседжи прозвучали, рассказал в интервью #, политолог Олег Кузнецов.

— Как вы оцениваете визит Лаврова в Ереван? Чем он запомнился? 

— Я уже не раз говорил о том, что, начиная с 2008 года, с президентства в России Дмитрия Медведева, вопрос карабахского урегулирования поднят до уровня глав государств или президентского уровня, в котором министрам иностранных дел отводится сугубо техническая роль почтальона или фельдъегеря. Лавров прибыл в Ереван не как самостоятельная фигура, а как чиновник по особым поручениям с очень ограниченным набором полномочий или вообще без такового, так что нет смысла говорить о том, что его визит может иметь хоть какое-то определяющее значение для процесса послевоенного урегулирования в Карабахе.

Скорее всего, он прилетел в Ереван, чтобы посмотреть, насколько стабильны позиции Пашиняна накануне внеочередных парламентских выборов, и чем его поддержать. Конечно же, Москва максимально заинтересована в том, чтобы как можно быстрее начать практическую реализацию Соглашения от 11 января 2021 года, но это невозможно, пока Пашинян не подтвердит свою легитимность на выборах 20 июня. Вот Лавров и прилетел в Ереван, чтобы на месте убедиться в том, что электоральный процесс в Армении идёт в русле интересов Кремля.

Что касается второй части вашего вопроса, мой ответ будет очень кратким — ничем. Дежурная поездка в подконтрольную страну, о которой Лавров, думаю, через пару лет сам ничего не будет помнить, если, конечно, Пашинян, стоя на коленях, не целовал ему руки за предоставленную возможность порулить Арменией ещё пять лет. В моем понимании визит был совершенно безликим, каким и должен был быть, учитывая место Лаврова в процессе карабахского урегулирования.

— Какие главные месседжи он дал из Еревана? 

— Всякий интеллектуальный посыл или месседж имеет конкретного адресата, так что каждый видит только то, что он хочет видеть, или считает, что это адресовано именно ему. Лично я считаю, что министр иностранных дел России Сергей Лавров сделал в Ереване два принципиальных заявления. Первое: он сказал, что Россия продолжит сотрудничество с Арменией в политической и военной сферах, из чего следует вывод, что Пашинян стал «комнатным больным» для Путина, так как по-иному его ждёт не только политическая, но и физическая смерть, и он прекрасно это понимает.

Второе: он призвал всех не политизировать процесс карабахского урегулирования, из чего следует вывод, что процесс вступил в «железную» стадию потенциальных финансовых потоков от разблокирования экономических и транспортных связей в регионе бывшего конфликта. Участники Трехстороннего заявления от 10 ноября 2020 года делят гипотетические барыши, а деньги, как это всем хорошо известно, любят тишину. Из всего вышесказанного следует ещё один обобщающий вывод: судьба Карабаха уже предопределена, он перейдет под полную юрисдикцию Азербайджана, сейчас идёт торг о том, какую компенсацию за это получат Армения и Россия соответственно.

Сегодня Россия озабочена тем, как не дать Азербайджану нарастить свою мощь в регионе Южного Кавказа и низвести Армению до состояния Грузии или Абхазии, где нет собственной государственности. Армении предстоит полное политическое переформатирование, и Москва очень хочет, чтобы этот процесс произошёл под её тотальным контролем и без вмешательства извне. В Кремле и на Лубянке сегодня Азербайджан считают проводником интересов Турции, у армян в отношении этой страны имеется генетическая фобия, и Кремль, используя эту фобию и позиционируя себя главным и единственным защитником биологического существования армян, решает в этой стране свои задачи. Сейчас идёт глобальная геополитическая борьба не за Карабах, судьба которого уже предопределена, а за Армению, судьба которой пока суммарна и непонятна.

— Какие процессы сейчас идут, что Лавров так резко пресекал тезисы армянских националистов? 

— Нынешние армянские нацисты и ультранацисты стоят на прозападных и откровенно антироссийских позициях, самое яркое и показательное доказательство этому — бывшая террористическая группировка «Сасна црер», а сегодня политическая партия «Национально-демократический полюс» под руководством бывшего «зелёного берета» армии США Жирайра Сефиляна, которая требует вывода всех российских военных из Армении и Карабаха и передачи страны под внешнее управление Соединённых Штатов.

Если раньше, при Кочаряне и Саргсяне, армянские неонацисты и сторонники идеи миацума поддерживали Кремль, то сегодня они стали его противниками, и в этом заключается главное изменение армянского внутриполитического ландшафта за последние три года, пока Пашинян находится у власти. Поэтому все мы являемся свидетелями изменения отношения Кремля к армянским неонацистам: если раньше он поддерживал их режим в Армении для сохранения своего военно-политического влияния и присутствия в регионе Южного Кавказа, то сегодня вынужден реально бороться с последствиями собственной внешней политики в отношении Армении совсем недавнего времени.

Отсюда и изменение поведения главы российского внешнеполитического ведомства Сергея Лаврова, который ещё пару лет назад своим гробовым молчанием покрывал и поддерживал армянских националистов, а сегодня вынужден прерывать на полуслове их словоблудие и геополитические бредни. Причем к Армении, как к форпосту своего геополитического влияния в регионе, отношение Кремля никак не изменилось, он, как и прежде, будет накачивать её деньгами и вооружением, так как за каждым шагом в этом направлении стоят коррупционные схемы и коммерческий интерес конкретных высокопоставленных российских чиновников, получающих с каждого транша или поставки свой процент. Поэтому не надо питать иллюзий на счет того, что в политике Кремля в отношении Армении что-то изменилось, просто сменились элиты, с которыми он имеет дело в Ереване, не более того.

 

 

(Пока оценок нет)