Очередной «золотой» период для доллара закончился – американская валюта погрузилась в пучину новых проблем. В этой ситуации разумно приступить к поискам новых инструментов для сбережений и инвестиций, считает руководитель российского Центра политэкономических исследований Института нового общества Василий Колташов.

Экономист рассказал # о недалеком прошлом, текущей ситуации с мировой резервной валютой и ее перспективах:

— Во второй половине ХХ века были две судьбоносных ситуации в истории доллара, которые принято оставлять за скобками, вспоминая лишь про то, что в 90-е годы доллар был устойчив, в него верили, поскольку это было надежно и перспективно. Однако после Второй мировой войны был кризис 1948 – 1954 гг, который начался в США и породил войну девальваций в Японии, Британии, Западной Европе. Падение национальных валют случилось уже после того, как была создана международная система, основанная на долларе. В сложившихся условиях американские власти должны были принять стратегическое решение, и они решили доллар не ослаблять. Это решение имеет серьезные последствия для развития мировой экономики по сей день. Упомянутые последствия состояли в том, что американский рынок стал в значительной мере рынком-донором, т.е. когда было принято решение оставить сильный доллар после Второй мировой войны, они таким образом простимулировали более слабые, расшатанные рынки, экономики, и так было вплоть до 70-х гг. прошлого века. Когда в 1971 году президент США Ричард Никсон вынужден был принять решение о девальвации доллара, отвязав его от золота.

— Эта ситуация второй половины ХХ века имеет для нас значение по сей день.

— Да, она показала, что доллар может падать, и накопленные в американской экономической и финансовой системе проблемы неизбежно приводят к ослаблению американской валюты. Американский рынок по-прежнему остается во многом рынком-донором, который поддерживает азиатские страны, производителей. Поддерживает американские компании, вынесшие производство за пределы США, но для доллара наступает новый, очень важный и первый в этом веке судьбоносный поворот. Американская валюта будет слабеть. Она уже слабеет, как следствие мы наблюдаем повышение цен на нефть. Мы наблюдаем сейчас инфляционное повышение цен на нефть, которое нужно рассматривать во многом как результат американского кризиса. Несмотря на то, что мировая экономика во второй половине 2020 года все-таки начала потихонечку оживать и это один из факторов повышения мировых цен на нефть, проблемы в американской финансовой системе, американской экономике, американский экономический кризис, наконец, — все это создало предпосылки для ослабления американской валюты. Тем более, что Федеральная резервная система старалась в конце 2019 начале 2020 годов не вливать в финансовую систему американского государства крупных средств для того, чтобы сгладить предстоящее падение, хотя создавалось впечатление, что они понимают ситуацию.

Но видимо, они ситуацию эту не понимали, и по этой причине их политика оказалась политикой запоздалой. Огромные денежные вливания мы видели уже на протяжении 2020 года – это и колоссальный рост дефицита американского правительства в этом году, и бесконечные выплаты — Байден обещает новые выплаты американским гражданам. В то же самое время огромная поддержка финансового сектора, который старались защитить от падения в 2020 году. Было время, когда безработица росла одновременно с фондовым рынком, что является нонсенсом, и в истории мировой экономики такого просто не было. Все эти проблемы, связанные также с дороговизной производства в США, которые остаются и, видимо, останутся при Байдене, создают новые условия для доллара. Доллар будет сдавать свои позиции. Это будет происходить под давлением иностранных правительств в международных расчетах, и доллар будет сдавать позиции в рыночном смысле, он будет слабеть и это будет находить выражение в росте мировых цен на нефть, металлы, зерно и многие прочие товары, которые сейчас чаще всего торгуются в долларах. И это будет своего рода приговором.

В период своего президентства Дональд Трамп неоднократно говорил о том, что было бы неплохо иметь слабый доллар, чтобы поддержать американское производство.

— Это действительно было бы неплохо для американской экономики. Но дело в том, что обеспечить слабый доллар США не могли, поскольку здесь включались внутренние противоречия между разными группами американского капитала, и то, что было выгодно производственному капиталу, было невыгодно финансистам, у которых все богатства номинированы в долларах – это и бумаги, торгуемые на фондовом рынке, имущество, недвижимость, весь пакет ценностей, активов, которые создают ощущение невероятной ценности всего, что находится или производится в Соединенных Штатах. Хотя в значительной мере это является иллюзией, и через какое-то время мы будем наблюдать снижение значения американской экономики, ее доли в мировом масштабе и снижение ценности американских бумаг к бумагам других стран. И все это будет следствием того, что доллар будет ослабевать. Он не будет девальвирован плановым мероприятием, как, наверное, хотел бы Трамп, но будет медленно ослабевать, что не позволит американской администрации решить экономические проблемы, разом девальвировав доллар и таким образом получив новые условия. Наоборот, проблемы будут оставаться, но при этом они будут обрастать новыми, поскольку искомые условия девальвации, когда производство США сильно бы подешевело, они не будут достигнуты длительное время. Это будет медленный процесс, который, возможно, растянется на годы.

Основной идеей американской антикризисной политики с 2008 года являлось стремление оставить все как есть. Т.е. нужно было вывести финансовую систему со всеми ее пузырями из кризиса, чтобы ничего не изменилось. Идея оставить все как есть – она является программой Байдена. Хотя эта программа несколько сдобрена социальными инициативами, довольно смелыми для Штатов, заимствованными у Бенни Андерса. Но Андерса самого никто не пустил от демократической партии в президенты, и это говорит о том, что идея оставить все как есть доминирует по отношению к идее социальных реформ скандинавского социализма. Это означает, что США останутся под контролем финансистов и курс будет старым – это будет курс в чем-то обамовский, видимо, не направленный в сторону радикальной девальвации. Курс больших денежных вливаний. Во всяком случае, Штаты выходят из кризиса в гораздо менее хорошей форме, нежели входили в этот кризис. Очевидно, что экономика больна.

— Означает ли это необходимость принять решение относительно доллара?

— Безусловно, с этим решением необходимо определиться как инвесторам, так и людям, которые просто держат сбережения в долларах. Для них этот момент, все что я объяснил, важен, поскольку исходя из этого можно строить свою стратегию. Большинство инвесторов и людей, которые держат сбережения в долларах, не отличаются гибкостью, поскольку не имеют времени отслеживать мельчайшие изменения на рынках. Потому для них долговременная ситуация на рынке имеет большое значение.

— Что делать обычному человеку или инвестору?

— Полагаю, необходимо свертывать свое присутствие в зоне американских долларовых активов, выходить из долларовой зависимости и не держать сбережения в долларах. Повышение мировых цен на золото, спекулятивный взлет биткойна – это все сигналы, которые демонстрируют нам, что у американской валюты закончился очередной золотой период и начался период особенных проблем, и в этой ситуации гораздо разумнее искать новые инструменты. Я не верю, что можно заменить доллар на резервную валюту другой какой-то страны старого центра глобальной миросистемы – британский фунт или евро. Эти валюты ожидает печальная судьба, поскольку все они будут повторять движение доллара. И в этом смысле ослабление доллара приведет к ослаблению других валют, потому что все западные страны имеют один и тот же порок – дороговизна производства, очень большие издержки. Издержки не связаны только с ценой рабочей силы, но обусловлены практически всем – стоимостью недвижимости, транспортными расходами, арендой, ценой контрактов сервисных. Все очень дорого. И это результат в значительной мере диспропорций, которые возникли в мировой системе, поскольку валюты переоценены. И сберегать в чем-то переоцененном, на мой взгляд, неправильно.

Необходимо двигаться в сторону чего-то недооцененного. И в этом смысле нужно искать решения в наших евразийских экономиках, сколь бы они ни казались депрессивными, и смотреть, какие решения нужно принимать. Простейшее и наиболее перспективное вложение у нас здесь в Евразии – это недвижимость. Это может быть недвижимость в Баку, в России, но не в Москве, где она сильно переоценена, но есть российские регионы. Там будет расти спрос на недвижимость и цены. Если говорить об Азербайджане, то здесь могут быть очень перспективны вложения в земельные участки – инфраструктурные проекты правительства поднимут ценность земли. Она будет дорожать в Азербайджане.

— Насколько упадет американская валюта в среднесрочной перспективе, до 2025 года?

— Очень сложно сказать, как сильно упадет доллар, поскольку те валюты, с которыми он соотносится, тоже будут, скорее всего, сдавать свои позиции. Здесь для нас моделью является ситуация 70-х годов прошлого века – та самая вторая ситуация в американской долларовой истории, которая многому учит. Когда произошло ослабление американской валюты, то начались курсовые колебания. Выяснилось, что доллар не такой сильный относительно к европейским валютам, европейские товары дорожают, это неприемлемо. Европейские валюты тоже начали опускаться. Т.е., ослабление доллара вело и к ослаблению других мировых валют. И в конечном итоге пропорции оказались все-таки в пользу доллара. Но, на мой взгляд, сейчас такая ситуация вряд ли повторится, и мы должны понимать, что валюты ряда стран, которые принято считать развивающимися, очень сильно девальвировали с 2013 по 2016 год. И дальше их ослаблять к доллару может быть очень опасно в силу политических причин – люди просто не выживут на таких зарплатах и с таких доходов. Это приведет к тяжелым последствиям.

Однако же ослабление доллара все-таки будет, но сказать, как сильно упадет резервная валюта, очень сложно. Неизвестно, в чем измерять это падение – в нефти, золоте? Но если говорить о рынке золота, здесь может присутствовать сильный спекулятивный фактор. Я затрудняюсь сказать, насколько доллар будет ослаблен, когда, как, какие в точности будут механизмы этого ослабления. Думаю, что механизмы будут достаточно плавными, с периодическими ускорениями. Возможно, 2020 – 2023 гг. будут периодом постепенного снижения ценности доллара, тем более, что его будут теснить из международной торговли. На это указывают всевозможные евразийские соглашения о взаимных расчетах в национальных валютах, и тут для доллара многие возможности уменьшаются. Возможно, ближайшие год – два доллар упадет на 20 – 25%. В конечном итоге для американской экономики было бы идеально, если бы доллар упал в два – три раза. Это было бы идеально с точки зрения интересов американского реального сектора. Но здесь действуют разные силы, и американские финансисты и демократическая партия – они в таком сценарии абсолютно не заинтересованы. Для них сильный доллар – это цель. Даже если они вынужденно идут на меры, которые ослабляют доллар, все равно стремятся к тому, чтобы доллар оставался международной резервной валютой, и чтобы он сохранял свои позиции. Они не хотят его глубокой девальвации, и это очень важно понимать, чтобы представлять себе перспективу. Ни ФРС, ни администрация Байдена не захотят девальвировать доллар. По крайней мере сейчас это так и это нужно учитывать.