Когда 1 декабря Лачинский район перейдет под контроль Азе6рбайджана, в войне за Карабах наступит оперативная пауза. Сколько она продлится сказать трудно, но то, что нынешнее положение, которое в Москве и Ереване рассматривают как status quo — временное, сомнению не подлежит.

Очень важным является то, что по мнению Баку, Нагорный Карабах — это Азербайджан, а в России, Армении и, как выясняется, во Франции так не считают. И здесь юридический аспект упирается не только в политический, но также в военный. Как ни странно это выглядит на первый взгляд.

Посмотрим на то, что писали и говорили в Москве после 10 ноября. Оставим в стороне пропагандистские ток-шоу и размахивание рук о великой победе России, которая одним движением остановила войну и даже заняла новые и более выгодные позиции на Южном Кавказе. Об этом прямо не говорят, но между строк проскальзывает, что теперь российские войска находятся и на территории Азербайджана. Их там не было, а теперь они есть. Вот для Москвы самый важный результат прошедшей войны.

Следствием из факта присутствия так называемых российских миротворцев является некоторая неопределенность в статусе Нагорного Карабаха, по крайней мере, в понимании Кремля.

Вот депутат Государственной думы, заместитель председателя  комитета по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками Константин Затулин считает, что «Скорее всего, будет политика свершившихся фактов: Арцах будет существовать де-факто, но при этом еще какое-то время останется непризнанной, а может и долгое время. Странно было бы сейчас думать, что после всего того, что произошло, будет поставлен вопрос о статусе Нагорного Карабаха, и он будет решен так, что армянская сторона была удовлетворена. Прежде всего, нужно сделать выводы из поражения, собраться с силами, поднять на новый уровень обороноспособность, ликвидировать политический и экономический кризис. Только после этого можно думать о том, как добиться желаемого статуса Нагорного Карабаха. А в момент, когда все развалено, и когда никто ничего сделать с тем, что происходит в Армении, не может, постановка вопроса о статусе — это просто эпатажное обсуждение».

Другими словами, российские миротворцы должны обеспечить существование осколка Карабаха как плацдарма для будущей попытки со стороны Армении как-то изменить сложившееся положение и оспорить утверждение, что Карабах — это Азербайджан. Весь без всяких исключений.

Второе следствие присутствия так называемых миротворцев. Мы не случайно используем именно такой оборот, потому что российские миротворцы никогда не приносят с собой мир и так называются исключительно по ошибке. Об этом говорит печальный опыт Грузии, Молдовы и той же Сирии. Хотя в последней они сбросили фиговый листок миротворчества и ведут настоящую войну. Нигде российские миротворцы не принесли мир. Наоборот, там, где они есть, конфликты не имеют никаких шансов на урегулирование. В крайнем случае, они замораживаются. Как это происходит в Приднестровье.

Следующий вопрос — как долго продлится российская миротворческая операция. Вроде бы определен срок — 5 лет, но это на бумаге. Хорошо известно, в Украине особенно, как Россия относится к ею же подписанным международным документам. Практически всегда они для нее ничего не значат.

Обратим внимание, что Никол Пашинян уже сейчас говорит о том, что конфликт в Карабахе остается затяжным. В связи с этим он предполагает, что миротворцы, направленные из России, будут находиться на этой территории более пяти лет. За это время, по его мнению, надо будет «создать гарантии безопасности и стабильности в регионе».

Точно также говорят в Москве. Надо сказать достаточно откровенно. До начала войны в Карабахе на Южном Кавказе, если не считать Южной Осетии и Абхазии, у России была одна военная база в Гюмри. Логистически совершенно изолированная. Достаточно было Грузии закрыть свое воздушное пространство и территорию для доставки военных грузов, а Иран просто вынужден был так поступить, чтобы не разогреть конфликт со своим азербайджанским населением, как база оказалась в полной блокаде. Как говорится, ни пройти, ни проехать. Ее военное значение опустилось до нуля.

Теперь же наличие миротворцев дает основания Москве требовать от Тбилиси, и это будет поддерживаться Ереваном, открытия коридоров для поддержания боеготовности своих сил в Армении и на территории Азербайджана. Не важно, как они будут называться. И вроде бы Грузия не может отказать. Ведь она с самого начала выступала за мир. Заметим, что как-то незаметно Москва приобрела дополнительный рычаг давления и на Грузию. Сейчас мы не будем на этом останавливаться, но несомненно, что ответственных политиков и военных в Тбилиси это положение изрядно напрягло.

Не будет большим преувеличением полагать, что в Москве рассматривают свой контингент в Карабахе как приобретенную возможность давления на Баку. Насколько это справедливо, является отдельным вопросом, но факт налицо. Иначе трудно объяснить, почему Россия категорически выступала против турецких миротворцев, пусть и в качестве наблюдателей.

Ответ очевиден — не для мира были введены российские войска, а для создания условий для будущего реванша Армении, по крайней мере, попытки его. Собственно об этом прямо заявил Затулин в приведенной выше цитате.

Вот почему срок пребывания миротворцев совсем не технический аспект, а очень важный политический и даже геостратегический. В Москве этого и не скрывают.

В российской «Независимой газете» четко написано, что «Если Россия вводит своих миротворцев, то покинут они эту территорию только по решению Кремля, что тождественно слову «никогда».

Здесь проблема не только в Нагорном Карабахе. Новый президент Молдовы Майя Санду, еще не вступила в должность, это произойдет 23-24 декабря, но уже поставила вопрос о выводе российских войск и миротворцев из Приднестровья.

В Москве в свойственной манере начали с угроз дестабилизации и войны. Только проблема сродни базе в Гюмри. Молдова не граничит с Россией, а Украина и тем более Румыния, кстати, член НАТО, никогда российские войска на помощь не пропустят. С военной точки зрения эта группировка, не слишком многочисленная, обречена. Другое дело, что воевать, по крайней мере, пока, Молдова не собирается, но создать полную блокаду с помощью Украины сепаратистскому региону вполне может. Похоже, что об этом будет говорить Санду во время своего визита в Киев в январе-феврале будущего года.

Москва настаивает на бессрочности пребывания своих миротворцев, в том числе и потому, что не хочет создавать прецедент ухода. Согласится уйти хоть один раз, заставят уйти и в другой. И тогда вся так называемая конструкция разводящего конфликтов на постсоветском пространстве рушится как карточный домик. Следствием будет полная девальвация позиций России по всему периметру ее границ.

Конечно, Москва этого не хочет и будет всеми способами пытаться такого развития избежать. В том числе угрозами применением силы, как это было в Грузии в 2008 году.

После завершения вывода армянских сил из Карабаха необходимо начать переговоры о выводе миротворцев. И похоже в Баку уже принялись за дело. Для подкрепления своих позиций и парирования российских угроз уже есть договоренность о размещении в Карабахе турецкого контингента. Тон Москвы должен заметно снизиться и можно будет договориться. Иначе российские военные засидятся надолго.

Вся тактика и стратегия России со своими контингентами для мира ясна и видна невооруженным взглядом. Не случайно Киев категорически не соглашается с вводом так называемых миротворцев на Донбасс. По собственному опыту Украина знает, какой мир они приносят.