Госдепартамент выступил с заявлением, что США прекращают оказывать России любую помощь, кроме чрезвычайной гуманитарной. Это заявление Госдепа связано с введением санкций в отношении России за применение химического оружия против оппозиционера Алексея Навального.

В документе сказано, что США прекращают экспорт всех типов оружия в Россию и прекращают любые программы военного финансирования с участием России.

В заявлении кроме того отмечается, что Вашингтон откажется предоставить России какие-либо кредитные и финансовые гарантии, а также прекратит другие программы финансовой поддержки.

Санкции будут действовать по меньшей мере год. Ограничения будут сняты только после того, как Россия даст гарантии, что не будет использовать смертоносное химическое или биологическое оружие против своих граждан, и прекратит производство такого оружия, выразит готовность позволить ООН или другим международно признанным беспристрастным наблюдателям проводить проверки и выплатит компенсации всем, против кого незаконно было использовано химическое или биологическое оружие.

Тут очень интересно, как скажутся эти новые санкции на состоянии российского правящего класса? А также на тех отраслях жизнедеятельности РФ, которые указаны в заявлении? То есть вопрос в том, насколько действенными и сильными окажутся эти ограничения? Способны ли они заставить путинский режим отступить в вопросе политических отравлений?

Напомним, что из-за такого преступления против лидера российской оппозиции Алексея Навального США ввели ограничения в отношении семи российских чиновников и 14 юридических лиц. В связи с отравлением Навального санкции в отношении российских чиновников ввел и Евросоюз.

Эту ситуацию в целом охарактеризовал для # Владислав Иноземцев, российский политический деятель, доктор экономических наук, социолог:

— Действительно, заявление Госдепартамента Соединенных Штатов о новых санкциях в отношении России в Москве ожидалось, и ожидалось с определенными опасениями и нетерпением. Были очень разные прогнозы относительно того, какими окажутся эти санкции. Но на сегодня можно отметить два момента.

То, что объявлено Госдепом не является серьезным вызовом для России, потому что речь идет о людях, которые, безусловно, не имели и не имеют активов в Соединенных Штатах, а как частные лица туда не выезжают.

Что же касается экономической части санкций, она, в общем-то, не представляется опасной по двум причинам. С одной стороны, мы видим, что под санкции попали несколько российских институтов, ведущих оборонные исследования. Они, безусловно, не сотрудничают с американцами. Возможно, там есть какое-то американское оборудование, но это несерьезно и не существенно.

Что касается ограничений о продаже вооружений и ограничений о финансировании и помощи в адрес России, они тоже не являются очень существенными по одной простой причине – если мы посмотрим на, допустим, ограничения Эксимбанка (банка международной торговли США), то последний кредит, который этот банк выдавал России, датируется 2004 годом. В 2014 году, после агрессии против Украины, банк принял решение на уровне правления не сотрудничать с Российской Федерацией. То есть в данном случае фактически речь идет только о повторении уже существующих де-факто ограничений и выведении их на уровень межгосударственных отношений.

Но зато в новопринятых санкциях есть одно существенное обстоятельство, которое, безусловно, может оказать серьезное влияние на российскую политику и на отношения России с Западом. Это вопрос о том, что США ввели данные ограничения как первую часть возможных санкций в связи с применением химического оружия. Если идти строго по процедуре, то через 3 месяца эти санкции должны перейти уже на уровень ООН, и избежать их Россия может только признав, что она применяла химическое оружие, отказавшись от их дальнейшего применения, создав условия для международного контроля за местами производства и, соответственно, обеспечив компенсации и извинения тем, в чей адрес это оружие было применено.

Ни один из этих вариантов, я думаю, абсолютно не устраивает Москву. Такие извинения невозможны. Россия объявила, что она полностью уничтожила все запасы химического оружия в 2017 году. И поэтому, я думаю, здесь Кремль будет стоять очень прочно – мол, мы ничего не делали, мы ничего не знаем, это всё клевета. И дальше, конечно, момент истины наступит соответственно уже теперь в июне, когда американцы вынуждены будут либо пойти дальше, либо как-то тихо спустить дело на тормозах.

Я думаю, этот сюжет, который сейчас начинает раскручиваться, достоин очень пристального внимания, потому что прогнозировать, что произойдет в начале лета сегодня практически невозможно.