Итак, мир проводил високосный 2020 год и вступил в третье десятилетие ХХI века, так и не найдя решения обрушившихся на человечество глобальных проблем, главной из которых стала пандемия коронавируса, унесшая уже жизни более 1,8 млн человек.

Согласно поверьям, високосный год может приносить множество несчастий. И 2020 год абсолютно оправдал такую репутацию bis sextus («второй шестой»). Конечно же, самой большой бедой, которая охватила весь мир, стала пандемия COVID-19 и ее последствия для мировой экономики и всего социума. В обиход уверенно вошли новые понятия «локдаун» и «удаленка», люди стали привыкать жить в изоляции, учиться и работать из дома, изредка выходить в маркет, чтобы отовариться.

Разрушительное действие оказала пандемия на мировую экономику и первый удар получила нефтяная отрасль — в апреле цены на нефть обрушились ниже нуля, рекордные убытки несут мировая авиаотрасль, туризм, малые и средние предприятия.

В числе главных политических событий были выборы президента США, уход японского премьера, примирение Израиля с арабскими странами, новый кризис в отношениях России и Запада из-за отравления российского оппозиционера Алексея Навального.

Ну а для Азербайджана самое главное событие года – возвращение оккупированных Арменией территорий в результате 44-дневной Отечественной войны. Естественно, сама война и радость триумфальной победы отодвинули на второй план пандемию и возникшие в связи с ней социально-экономические проблемы, которые не обошли стороной и нашу страну. Ход военных действий в Карабахе занимал всю общественность страны в большей степени, вплоть до 10 ноября, когда президенты Азербайджана и России Ильхам Алиев и Владимир Путин подписали Трехстороннее соглашение о прекращении огня, к которому позже примкнул и премьер Армении Никол Пашинян.

Подписание этого соглашения было воспринято по-разному – для кого-то это было актом капитуляции, для кого-то триумфом, для кого-то спасением от полного разгрома, для кого-то милостью победителя.

Прошло почти два месяца со дня подписания соглашения, начался новый год, и самая пора сделать ревизию и трезво оценить, насколько и как выполняются некоторые его пункты. Да, согласно пункту 1 прекращены военные действия, пункту 2 — возвращены Агдамский, Кяльбаджарский, Лачинский районы. Однако все еще не возвращены и, похоже, не вернутся оккупированные территории Газахского района, упоминание о которых странным образом исчезло из текста заявления на сайте Кремля. И отнюдь нельзя считать, что наступило полное прекращение огня, поскольку со времени подписания соглашения неоднократно армяне устраивали вооруженные провокации – 26 ноября, 8, 11 и 27декабря, в результате которых потери понесли обе стороны конфликта.

Тогда как, согласно пункту 4 — «миротворческий контингент Российской Федерации развертывается параллельно с выводом армянских вооруженных сил». А это означает, что армянские вооруженные силы должны были покинуть эти территории одновременно с вводом миротворцев. А что получается на самом деле? Российские военные вошли в Нагорный Карабах сразу же после подписания соглашения, а Армения не вывела своих военных. Тогда как, по логике, проигравшая сторона должна была быть вообще разоружена и взята в плен. Им же было позволено уйти со всем своим военным скарбом. А обеспечение отступления армянских военных и контроль за соблюдением режима прекращения огня возлагались на российских миротворцев. Иначе, что же им там делать? Коли настояла Россия на присутствии своих миротворческих сил, соответственно, взяла на себя обязательство обеспечить условия мирного соглашения, почему же там еще присутствуют вооруженные группировки, почему не выведены и не обезоружены армянские силы, почему они нападают на наших солдат, и как так получается, что они абсолютно не опасаются гнева русских?

Разве не входит в обязанности миротворцев разведение сторон, вывод армянских войск, разоружение бандфомирований, недопущение столкновений. Или миротворцы в Карабахе и в любой другой точке мира, скажем, в Афганистане, выполняют разные миссии? Кстати, в Афганистане уже многие годы пребывает и наш, пусть и небольшой, контингент миротворцев. Однако нам, да и миротворцам из других стран, и в голову не приходит открывать там офисы министерств и ведомств своих стран, завозить туда стройматериалы, прокладывать дороги, протягивать водопровод, налаживать прочие коммуникации, строить дома для местного населения. А вот русские как раз всем этим самым и занимаются, да еще строят дома для армян и зазывают их обратно, обещая защиту. Так, в опубликованном в youtube видеоролике российский миротворец с бокалом в руке поздравляет армян с Новым годом и просит их вернуться, обещает им защиту – «мы с вами, мы приехали к вам», «даже в сказках добро побеждает зло» — говорит он и пьет со своими сослуживцами «компот» за «Бердзор», то бишь Лачин. Т.е., они абсолютно искренне считают Карабах армянским, Лачин «Бердзором», нас злодеями, покушающимися на землю армян. Мало того, что российский военный контингент абсолютно не знаком с историей этой земли и заселяющих ее народов, так он еще и не соблюдает нейтралитет и поддерживает одну из сторон конфликта.

Получается, что бы не говорил сам глава российского государства Владимир Путин о поддержке территориальной целостности Азербайджана, нам надо все же прислушиваться и к толстым, и к жириновским, и к затулиным, наконец – к самим миротворцам, которых посылая в Карабах, не наказывают не называть его «Арцахом», Ханкенди – «Степанакертом», а Лачин – «Бердзором». И исходя из этого строить стратегическую линию и определять тактику дальнейших действий.

Выходит, что неспроста министр обороны РФ Сергей Шойгу заявил о намерении построить 32 военных городка на 330 мест каждая в Карабахе, что может свидетельствовать только о планах по наращиванию численности миротворцев до 10 тысяч, соответственно – развертывании там военной базы.

Из всего вышеизложенного следует, что Россия подменяют понятие миротворческой миссии протекторатом над Карабахом. Подозреваю, что именно с целью реализации своих планов русские и не хотят мешать армянским провокаторам устраивать диверсии и провокации. Цель может быть лишь одна – подвести обоснование под увеличение числа миротворческого контингента.

Но думается, что на сей раз азербайджанское государство и общественность не позволят России закрепиться в Карабахе и помочь превратить снова Ханкенди в идеологический центр для создания «Великой Армении», ограничить присутствие азербайджанцев, позволить дать всходы попыткам реваншизма. Сопротивляемость и гражданская позиция азербайджанского общества в этом вопросе будет достаточно серьезной. Об этом же сказал и сам Президент Ильхам Алиев в своем новогоднем обращении, предупредив армян об опасности таких настроений: «Если кто-то сегодня в Армении живет реваншистскими настроениями, то он совершает большую ошибку. Пусть они никогда не забывают эту 44-дневную войну. Если кто-то впредь попытается оскорбить азербайджанский народ, то он получит такой урок, который не сравнится с этой 44-дневной войной».