Специально для #

Эксклюзивное интервью с армянским политологом, директором Центра региональных исследований (Ереван) Ричардом Киракосяном. Заранее отметим, что можно с ним согласиться, а можно и нет, но надо учитывать, что армянский эксперт выражает мнение того общества, в котором живет. А после победы над Арменией, нам просто необходимо знать – о чем думает враг, с которым мы собираемся подружиться, открывая коммуникации и создавая экономические отношения.

Какие сейчас настроения царят в Ереване? Насколько мне известно из армянских СМИ, широко требуют отставки Пашиняна, ссылаясь на то, что лидер проигравшей в войне страны больше не может ее возглавлять. Как сильна власть Пашиняна?

— Несмотря на первоначальный всплеск эмоций и разочарования, вылившиеся в призывы к правительству Армении уйти в отставку, сейчас риск внутренних столкновений и вероятность какой-либо смены правительства очень мал. Это связано с двумя факторами: осознанием и признанием того, что у Армении не было иного выбора и альтернативы, кроме как принять навязанное Россией соглашение о прекращении войны. Это был единственный способ спасти население Карабаха и спасти то, что осталось от Карабаха.

После редкой и впечатляющей победы ненасильственной «народной власти» в армянской «бархатной революции» 2018 года, премьер-министр Армении Никол Пашинян всегда выступал как неотъемлемая угроза для России и для Путина.

Но Россия получила важные дивиденды, связанные с  усилением ее влияния на правительство Армении. Несмотря на нехарактерно пассивную и задумчивую реакцию на «бархатную революцию» в Армении в 2018 году, Москва, похоже, выжидала и теперь воспользовалась прекрасной возможностью для максимального давления на премьер-министра Армении Никола Пашиняна и его правительство. Это усиление влияния России не только удержит Армению в пределах российской орбиты, но и еще больше ограничит возможности и ориентацию Армении в поисках более тесных отношений с Западом. В этом контексте Москва может продолжить стремление к более глубокой зависимости Армении, в результате чего Ереван находится в опасности дальнейшей утери своей независимости и передачи большей части своего суверенитета России.

Таким образом, черная дыра российской безопасности определила гравитационное притяжение Армении вокруг ее орбиты. Поскольку безопасность является одновременно и оправданием, и мотивацией для опоры Армении на Россию, даже более демократическое армянское правительство будет вынуждено помнить об ограничениях суверенитета и запретах на независимость.

Опора на Россию как на партнера в области безопасности только загнала Армению в орбиту России. И, несмотря на демократические достижения Армении в результате «бархатной революции» 2018 года, страна только продолжает усиливать свою зависимость от России в области безопасности, какими бы ненадежными или непроверенными не были обещания Кремля. Наиболее ярко это проявляется в новых закупках перспективных боевых самолетов из России.

— Недавно проскользнула такая информация, что ереванские морги забиты телами погибших военнослужащих, которые не выдают их родственникам для погребения…

— Нет, это неправда. Скорее проблема в том, что запланированное возвращение около 50 армянских военнопленных по какой-то причине задерживается азербайджанской стороной. А подобные «новости» тиражируют оппозиционные СМИ.

Все армянские СМИ пишут, что родственники погибших или пропавших без вести осаждают Министерство обороны и другие правительственные учреждения. Требуют суда над Пашиняном и Тонояном. Как это влияет на ситуацию в стране?

— Это тоже неверное освещение происходящего, поскольку родственники требуют известий как о пленных, так и о погибших, а не суда.

— Существуют ли в Армении программы помощи переселенцам из карабахских районов?

— Да, существует политика реинтеграции и некоторая ограниченная финансовая поддержка карабахских армян, которые сейчас ищут убежища в самой Армении.

— Различные группировки рвутся к власти. Насколько велики шансы у реваншистов? Как Вы считаете, сколько времени нужно на то, чтобы в Армении утихли страсти и горечь поражения?

— Внутриполитический вызов правительству, призывы к отставке премьер-министра Никола Пашиняна, играют как меньшую, так и большую, чем кажется, роль.

С одной стороны, политическая уязвимость правительства Пашиняна не так серьезна и значительна, как считалось во время недавних событий, по двум причинам. Во-первых, несмотря на первоначальный шок от того, что премьер-министр принял навязанное Россией соглашение о прекращении войны в Карабахе, демонстрации против правительства остаются в основном неэффективными.

Демонстрации, в которых приняли участие не более 10 000 человек, еще не получили широкой поддержки. И это отсутствие импульса проистекает из того факта, что большая часть оппозиции, возглавляющей протесты, остается серьезно непопулярной и значительно дискредитированной, запятнанной связями с коррумпированным бывшим правительством и не может быть альтернативой как политики.

Более того, вторая причина того, что политический вызов менее значителен, заключается в отсутствии какого-либо заслуживающего доверия соперника или альтернативы Пашиняну. Фактически, у премьер-министра действительно не было другого выбора, кроме как принять навязанное Россией соглашение. Хотя этот российский план был навязан Армении и реализован Москвой в одностороннем порядке, это был единственный реальный способ спасти жизни и спасти то, что осталось от Нагорного Карабаха. В этом контексте падение Шуши, второго по величине города Карабаха, стало поворотным моментом, сделав любую дальнейшую оборону неустойчивой и повысив реальную возможность полной потери Карабаха в целом.

Тем не менее, хотя угроза со стороны политической оппозиции может быть недостаточной, чтобы заставить премьер-министра уйти в отставку, политическое будущее правительства Пашиняна, безусловно, остается под вопросом. Слабость позиции правительства обусловлена тремя более широкими соображениями. Во-первых, премьер-министр Пашинян все чаще оказывается в неизведанных политических водах. Что наиболее важно, и карабахский вопрос, и последующий сам карабахский конфликт возникли до независимости Армении. Современная армянская политика всегда определялась Карабахом. И ни один политический лидер или партия никогда не сталкивались с проблемой управления без существенного элемента внутреннего дискурса и государственной политики.

Во-вторых, что несколько иронично, политическая судьба и будущее премьер-министра больше в его собственных руках, чем в действиях оппозиции. В частности, довольно безрассудный и импульсивный стиль руководства Пашиняна подорвал его авторитет больше, чем все, что сделала или сказала оппозиция. И это наиболее ярко проявилось в серьезной ошибке: неподготовленность армянского общества или общественного мнения к масштабу и тяжести потерь в войне только вызвала эмоциональный всплеск разочарования и гнева.

— В Баку собираются провести Парад Победы, где будет показана трофейная армянская техника. Как это отразится на настроениях в Армении?

— Это вопрос чисто личностного восприятия. Война и так уже проиграна, что стало сильнейшим потрясением для Армении.

— По Вашему мнению, когда стало ясно, что война проиграна? После взятия Шуши?

— Ясно, что и Армения, и Нагорный Карабах проиграли. Мало кто ожидал и еще меньше готовился к масштабам и серьезности военных потерь, а также не ожидал таких территориальных потерь. А у Армении не было выбора и тем более альтернативы. После сорока дней и сорока ночей зачастую ожесточенных боев последняя война за Нагорный Карабах была остановлена внезапной полуночной публикацией в Facebook рано утром 10 ноября. Премьер-министр Армении Никол Пашинян, признавшись в «невыразимо болезненном» принятии, заявил о своем согласии с новым соглашением, которое фактически отдало территорию Азербайджану. Однако соглашение о прекращении войны за Карабах, которое спасло оставшиеся остатки Нагорного Карабаха и спасло армянское население Карабаха от наступления азербайджанских войск, вызывает только дополнительные вопросы о статусе и безопасности карабахского анклава. Вот почему возвращение к дипломатическим переговорам с Азербайджаном необходимо для создания прочной безопасности.

— Вы отметили, что необходимы дальнейшие переговоры с Азербайджаном по вопросу статуса. Но ведь президент Ильхам Алиев заявил, что вопрос статуса решен – никакого статуса не будет, а армяне, живущие в Карабахе, являются гражданами Азербайджана, и соответственно, будут пользоваться такими же правами, как и остальные граждане. Разве обладание азербайджанским паспортом – это что-то невозможное для армян? Никто ведь их ущемлять в правах не собирается, да и не сможет – ведь глава государства сам об этом сказал. Да и без того 30 тысяч этнических армян живут в Азербайджане, и живут не хуже, чем остальные граждане.

— Дальнейшие переговоры с Азербайджаном необходимы для реализации российского соглашения и для решения ряда вопросов, которые остаются неясными в соглашении. Как отметил на недавней пресс-конференции президент России Путин, вопрос о статусе Нагорного Карабаха не решен и, я считаю, что не может рассматриваться как решенный только на основе односторонних заявлений президента Азербайджана.

Юсуф Поладов