Эксклюзивное интервью # с российским экспертом, доцентом Финансового университета при Правительстве РФ Леонидом Крутаковым.

— Армения подписала договор о прекращении огня и выводе своих оккупационных войск с территории Азербайджана. Проблема в том, что на этот шаг она пошла после военного поражения. С точки зрения международного права, какие обязанности несет сторона, проигравшая войну?

— Мирные соглашения (прекращение огня, перемирие, отвод войск) всегда заключаются после военного поражения одной из сторон. Свежий пример – Иловайский котел и перемирие в Донецке. Война и право не совместимы. Тут имеет значение только воля и мудрость победителя — нельзя погружать побежденного в состояние унижения. Давным-давно, после интервью «Комсомольской правде», уже в частной беседе Гейдар Алиев сказал нам такую фразу: «Никогда не загоняй человека в угол как крысу. А если загнал, убей его. Иначе будет реванш и месть…». Соглашение по Карабаху носит все признаки разумного компромисса, руководства Азербайджаном принципами гуманизма.

— Уходя с оккупированных территорий, армяне разрушают все, до чего могут дотянуться. Жгут леса, разрушают дома, уничтожают редкие эндемичные виды животных и растений. Имеет ли Азербайджан право (точнее, должен ли) внести эти действия в список преступлений, на основе которого будет взыскивать с Армении контрибуцию (компенсацию).

— Любой акт варварства, если он присутствует, должен фиксироваться с обеих сторон. Это не вопрос сиюминутных выплат и компенсаций. Претензии, конечно, должны быть заявлены, но рассчитывать на их выплату – тщетная надежда. Признание фактов варварства — это возможность обеспечить моральное и политическое превосходство в долгосрочной перспективе.

— Власти Азербайджана объявили, что потребуют от Армении 50 миллиардов долларов за нанесенный ущерб. Но, как мы знаем, у Армении нет таких денег, даже десятой части. Как международное право регламентирует взыскание компенсационных средств со стороны, которая не обладает достаточным количеством денег?

— Никак. Вопрос контрибуции всегда решался силой и превосходством. Необходимость выплаты должно признать большинство из ведущих стран. Но и это не гарантия. После поражения в Первой мировой войне Германия так и не выплатила до конца контрибуции. В данном случае необходимы какие-то судебные решения на международном уровне. Но и это ничего, кроме морального удовлетворения, не принесет. Сегодня международные институты не работают, и смысла в них нет никакого, что прекрасно продемонстрировали США и НАТО в Югославии, Ираке, Ливии, Сирии и при введении санкций против России и Китая.

— Как всем известно, подписание договора о прекращении огня, который, по сути, является закамуфлированной формой капитуляции Армении, стало возможным при прямом участии Москвы. В случае, если армянская сторона, свергнув правительство Пашиняна, приведет к власти радикалов и возобновит военные действия, как на это отреагирует российское руководство? Подозрения, надо сказать, не взяты с потолка, достаточно посмотреть на то, какие настроения царят в Ереване…

— В Ереване сегодня решается вопрос не радикализации, отношение к Карабаху у Еревана бессменно и не зависит от того, кто у власти. Армения сейчас решает вопрос своей геополитической ориентации: проамериканская позиции или традиционная ставка на союзничество с Тегераном и Москвой. Россия участник (подписант) соглашений и, конечно же, является гарантом их исполнения.

— Недавно прошли совместные учения Пакистан – Россия. Чем это обусловлено? Ведь ранее традиционным союзником России считалась Индия. Можно ли говорить о том, что политика России претерпевает серьезные изменения, и если это так, то с чем связаны эти изменения?

— Индия и Пакистан вошли в ШОС. Идёт поиск идеи и механизма преодоления евразийских противоречий, поиск механизма интеграции пространства в противовес американской дезинтеграции и игре на разделах. Есть еще и фактор Китая.

— Кстати, о Китае. Как отразится окончание Карабахской войны на реализации мегапроекта «Один пояс – один путь»?

— Для продвижения интеграционных проектов («Один пояс — один путь» часть проекта) остро необходимо разрешение противоречий и выстраивание общего пространства. Так что, мир в Карабахе выгоден и Китаю, и России, и Ирану. Кавказ – один из ключевых евразийских перекрестков, а Чёрное море – расчетный стол Евразии.

Юсуф Поладов, специально для «Зеркало»