Даже удивительно, что столь часто анонсированное и столь же часто перенесенное послание, с которым в начале года традиционно выступает президент России, оказалось таким скучным и даже бесцветным.

Многие ожидали от этого выступления объявления о комплексе мер, причем часто противоречащих друг другу, о помощи гражданам России, прежде всего работающим пенсионерам, бизнесу и даже распечатывания пока что неприкасаемого Фонда национального благосостояния (ФНБ) для поддержки людей.

Ничего этого в послании не было. Кое-что выделили женщинам, воспитывающих самостоятельно детей, одноразовую помощь на школьников накануне начала учебного года и на этом практически все. О пенсионерах ни слова. Это тем более непонятно, что именно они составляют базовый электорат Путина, а выборы все приближаются.

Похоже, что готовилось совсем другое послание, в котором нашли бы свое место различные меры по задабриванию электората. Однако, Байден со своими уже принятыми санкциями и самое главное, угрозами других более весомых ограничений вынудил отказаться от раздачи конфет и печенья и не открывать широко сундук с деньгами под названием ФНБ. Друзей не обидели и в инфраструктурные проекты обещали выделить достаточно средств. Тут скоростные магистрали и освоение Арктики. В общем, серьезные люди остались довольны. Остальное не так и важно.

Было и что-то новое. Все обратили внимание на постоянное покашливание оратора. Практически каждое предложение ему давалось с каким-то трудом. Российские пропагандисты вдоволь насмеялись над обмолвками Байдена, над lapsus linguae своего президента, назвавшего ОДКБ Варшавским договором они, конечно, зубоскалить не будут. Просто промолчат.

Не будем вдаваться в подробности состояния здоровья Путина, хотя этот бытовой факт может очень скоро превратиться в политический. В Москве и так много говорят о транзите власти, так он может ускориться по объективным, в данном случае физиологическим причинам.

Как представляется, следует обратить внимание не на то, что Путин сказал, а о чем он умолчал.

Начнем с того, что внешнеполитический блок занял очень мало места. Всего 11 минут из более чем полуторачасового выступления. Российский президент не упомянул вообще ситуацию на границе с Украиной и не обозначил даже на ближайшую перспективу отношения с ней.

Напрямую не были упомянуты и США. Какие-то очень завуалированные высказывания прозвучали, но их трактовать можно настолько широко, что прямая связь как-то не просматривается.

Ничего не сказано об отношениях с Беларусью. Возможно, это оставлено на встречу с Лукашенко. Там все узнаем.

Не обошлось без упоминания боевых комплексов и систем. Просто с перечислением всех: «Кинжал», «Калибр», «Пересвет», «Посейдон», «Буревестник», «Авангард», «Сармат», «Циркон». Мультфильмов с ракетами не было, но все-таки «Маугли» вспомнил. «Цепляют Россию то тут, то там без всяких причин. И конечно, вокруг них сразу же, как вокруг Шерхана, крутятся всякие мелкие Табаки, все как у Киплинга, подвывают, для того чтобы задобрить своего суверена».

Конкретно не названы, но надо понимать, что Шерхан — это, видимо, Соединенные Штаты, а подвывающие мелкие Табаки — надо думать, европейцы. Более конкретно — это чехи, вчера еще хорошие друзья.

Такой иносказательный язык в общении с внешним миром выбран, конечно, не случайно.  Это своеобразный способ дипломатического давления. Очень похоже на эпизод января 1941 года.

Выступая в Берлине на многолюдном митинге, Гитлер ни разу не упомянул СССР. Выглядело это очень зловеще, но в Москве как-то не придали этому значение, решив, что это случайность. Понимание важности этого эпизода пришло 22 июня 1941 года.

Тот факт, что о войне с Украиной Путин не сказал ни слова, не значит отсутствия такой опасности. Хотя министр обороны России Сергей Шойгу заявил, что начался отвод войск от украинской границы, многие части останутся на месте, по крайней мере, до октября. Отсюда следует, что возвращение войск будет неполным и, возможно, демонстративным. Не более того. Военный фактор остается в руках Москвы достаточно весомым козырем. В том числе и на переговорах с Байденом, если они вообще состоятся.

Умолчание о США тоже элемент подготовки к таким переговорам. В Кремле опасаются, что саммит не будет встречей равных партнеров, как это было между американскими президентами и советскими генеральными секретарями. На самом деле, в Москве этого всерьез опасаются, Байден намерен обозначить не просто la mince ligne rouge — тонкие красные линии, которые Россия не может пересечь, а целые красные зоны по представлениям Москвы сферы ее интересов и влияния.

Вопрос красных линий действует на Путина крайне раздражающим образом. Особенно после того, чего в Белокаменной никак не ожидали, как его сформулировал президент Франции Эммануэль Макрон. Тем самым он попал в свору мелких Табаки. Париж Путину такого точно не простит. Это пощечина французскому президенту очень озабоченного grandeur de la France — величием Франции.

Ответом и Вашингтону, и Парижу был пассаж в послании Путина «Но надеюсь, что никому не придет в голову перейти в отношении России так называемую красную черту. А где она будет проходить, это мы будем определять в каждом конкретном случае сами».

В этом стиль Путина. Поднимать ставки, угрожать на всех перекрестках, а потом согласиться на мелкие уступки, получив по большому счету даже больше, чем изначально хотелось. Тактика не новая, но часто приносившая успех. Вот и сейчас Байдену и Макрону отвечаем без фамилий и о красных чертах и линиях. Вдруг моргнут.

Это в полной мере относится и к Украине. Если красная линия не обозначена, то в любой момент в Москве заявят, что Киев ее перешел, и станут снова собирать войска у границы. На этот раз с целью их конкретного использования.

Понятие красной линии относится не только к военной и дипломатической сфере. В полной мере она относится и к санкционной. С какого-то момента в российской пропаганде исчезли торжествующие нотки, что санкции идут только на пользу и спасибо Трампу с Байденом за их введение.

Официальным заверениям о российской финансовой устойчивости не слишком верят инвесторы и бизнесмены. Иначе бы Путин в своем послании не требовал оставлять прибыль в стране, а не вывозить ее за рубеж. Тот факт, что рубль в последнее время несколько укрепился, носит временный характер и связан с валютными интервенциями структур Газпрома и ряда государственных банков. Тренд в целом негативный и это сквозит в тревожных публикациях российской прессы. При том, что самые тяжелые санкции еще впереди. Вот здесь по Путину и будут проходить те самые красные линии, которые он обещал провести. Вопрос санкций будет одним из основных на саммите с Байденом, и российский начальник спешит застолбить эту крайне важную для него тему.

Угрозы и зловещее неупоминание должны внести некоторый разброд в стан противников российской политики. Создать впечатление, что в Москве приготовили Западу и соседям неприятные сюрпризы, но бронепоезд можно отвести на запасный путь, если будут приняты российские условия.

Как пишет итальянская газета Il Sole 24 Ore, Путин остановился на перекрестке между конфронтацией и разрядкой. Куда он пойдет дальше станет известно в ближайшее время.

(1 оценок, среднее: 5,00 из 5)