Уже больше года, как медицинские маски стали неотъемлемой частью нашей жизни. По прогнозам специалистов, пандемия закончится еще не скоро, а значит, они с нами надолго, как одно из средств защиты от коронавируса. По поводу необходимости их ношения мнения неоднозначные, но большинство медиков подчеркивают, что они эффективны.

В начале пандемии граждане Азербайджана столкнулись с  нехваткой масок, и иногда, чтобы найти их, приходилось обойти не одну аптеку, причем отпускали их лишь в определенном количестве в одни руки.

После того как в стране наладили местное производство медицинских масок, дефицит сошел на нет. Но, несмотря на то, что пандемия в разгаре и ношение масок в общественных местах обязательно, этот товар у населения особым спросом не пользуется.

Дело в том, что многие граждане носят одну одноразовую медицинскую маску по несколько дней, а кто и неделями, а то и больше. Придя домой, некоторые обрабатывают ее спиртом или стирают, кто-то просто выставляет на солнце, считая, что так он ее обеззараживает. Есть и кто, кто не проводят с ними никаких манипуляций.

Но одноразовые маски с клапаном можно носить до 8 часов А обычная одноразовая маска рассчитана всего на 2-3 часа ношения, после чего ее необходимо заменить на новую.  В противном случае, рассчитывать на эффект от ее ношения не стоит, она может быть даже вредна. Однако покупать, в среднем, по 5 масок в день, для многих слишком накладно, ведь стоит одна маска  в среднем 20 гяпиков, а раньше стоимость была еще выше.

По поводу цен на медицинские маски в стране ранее высказался экономист Губад Ибадоглу. Он подчеркнул, что в Казахстане за 1 доллар можно купить 42 медицинских маски местного производства, в России – 35, а в Украине – 18. В Азербайджане же за ту же сумму можно купить всего семь масок, из чего можно сделать вывод, что местное производство масок оказалось не столь эффективным.

Председатель Центра исследований устойчивого развития Нариман Агаев отметил, что в аптеках не встретишь маски дешевле, чем за 20 гяпиков, а в прошлом году цена была 25-30 гяпиков за штуку, хотя себестоимость должна быть минимальной.

«Думаю, что высокая стоимость объясняется тем, что в предприятие по производству было вложено немало средств и их надо вернуть. Пандемия не вечна, а потом маски будут не нужны, и этот момент наверняка принимается во внимание. Кроме того, мы не выпускаем компоненты для производства масок, а завозим их из-за границы, а именно из Китая. Так что у нас практически все не местное. А в России есть медико-биологическая промышленность и ей удалось наладить свое производство. Работают много предприятий, выпускающих такую продукцию. Отсюда и более дешевая цена»,– говорит он.

По его словам, одна из проблем в Азербайджане –отсутствие конкуренции в этой сфере. И при таком положении дел ждать удешевления стоимости масок не стоит.

Экономист Натиг Джафарли также считает, что в высокой стоимости отечественных медицинских масок виновато отсутствие конкурентной среды внутри страны, высокие таможенные и налоговые пошлины, которые понижают конкурентоспособность импортируемых товаров, а также необходимость закупки сырья. По его мнению, нужно или увеличить число отечественных предприятий, производящих маски, или ввести налоговые послабления.

Помимо высокой стоимости одноразовых масок, эксперты отмечают и другую проблему, но ею никто до сих пор не занялся. Речь об утилизации медицинских масок.

Так, по убеждению Агаева, выбрасывание масок в обычные мусорные контейнеры в корне неправильно, ведь это уже медицинские отходы.

«Их, – уверен эксперт,– должны собирать отдельно и уничтожать тоже отдельно. Должны быть отдельные контейнеры для масок. К тому же, на улицах нередко можно увидеть десятки валяющихся использованных масок, а это потенциальный источник заражения. Кстати, в мире ежедневно выбрасывается более 10 миллионов масок, а в них ведь могут сохраниться вирусы».

От того, насколько доступными будут медицинские маски для населения и насколько правильно, будут утилизироваться использованные маски, во многом зависит здоровье населения в период пандемии. И важно, чтобы эти два важных вопроса, наконец, были решены.