Началось новое обострение, связанное с иранской ядерной программой, причем как раз в то время, когда вроде наметилось продвижение, прогресс в стараниях по возвращению США в ядерную сделку (СВПД). Случай в Иране явно неслучайно произошел именно сейчас. Тем более, что и власти ИРИ уверены, что это был теракт.

11 апреля стало известно, что на ядерном объекте в иранском городе Натанз произошла авария в распределительной электросети. Вице-президент Ирана, глава Организации по атомной энергии страны Али Акбар Салехи назвал произошедшее следствием террористического акта и подчеркнул, что Тегеран оставляет за собой право на ответ.

Авария на ядерном объекте в иранском городе Натанз произошла в результате действий Израиля, сообщает меж тем израильская телерадиокомпания «КАН» со ссылкой на источники в разведке. По словам источников, речь идет об израильской кибератаке, к которой причастна национальная разведывательная служба страны «Моссад». Кроме того, источники подчеркнули, что нанесенный ущерб «больше, чем сообщается в Иране».

Примечательно также заявление, которое озвучил вслед за этим премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху — он назвал Иран главной угрозой стабильности на Ближнем Востоке и заверил, что не позволит Тегерану обзавестись ядерным оружием. Об этом глава израильского Кабмина сказал на совместной пресс-конференции после переговоров в Иерусалиме с министром обороны США Ллойдом Остином, которую транслировали основные каналы ТВ.

«Иран не отказался от своего стремления обладать ядерным оружием, не прервал разработки ракет для его доставки и не прекратил постоянно и открыто призывать к уничтожению Израиля. Израиль продолжит защищать себя от иранской агрессии и терроризма», — сказал Нетаньяху.

Интересно, вина Израиля просматривается здесь однозначно, или инцидент в Натанзе может иметь и какое-то другое объяснение? Цели происходящего именно в срыве переговоров по полноценному восстановлению ядерной сделки? На эти вопросы # ответили известные эксперты.

Зардушт Ализаде, востоковед, политолог:

— В этой ситуации ничего нового нет. Израиль стремится сохранить свое положение «ужасного ребенка», который оккупирует и интегрирует не принадлежащие ему территории слабого и беззащитного народа — палестинцев. Весь мир практически безучастно, а США с большим одобрением смотрят на это вопиющее беззаконие.

Единственно Иран протестует и обещает положить этому конец, если у него появятся военные возможности. А эти возможности, если говорить прямо — обладание ядерным оружием.

Это обладание не будет означать автоматическое начало ядерной войны — нет, мир не собирается закончить свою жизнь самоубийством. Но обладание Ираном ядерной бомбой будет означать, что Израиль далее не сможет демонстративно плевать на права палестинского народа и должен будет соизмерять свою политику с требованиями международного права. Вот этого-то и не хочет Нетаньяху, который спекулирует термином «национальная безопасность еврейского государства», игнорируя то, что безопасность существует и для других государств.

Полагаю, что Иран будет продолжать политику защиты своих национальных интересов. Израиль пытается втянуть США в конфронтацию с Ираном, но Америке, если вдуматься, это не надо. Иран никогда не угрожал и не угрожает национальной безопасности США, слишком они далеки друг от друга и слишком слаб Иран по сравнению с ядерной сверхдержавой. Но Иран также не согласится на то, чтобы регионом управляли чуждые ему силы. Так что, конфронтация будет продолжаться.

Последний случай показал, что контрразведка Ирана слаба. Она в который раз не может предотвратить израильские террористические акты против Ирана. Необходимо что-то делать, но прежде всего во внутренней политике — открыть шлюзы творчества для иранского народа. Народ сможет найти управу на террористов. Отбирать верхушку народа только из числа хорошо знающих Коран исламистов — гарантия того, что страна начнет проигрывать. СССР тоже проиграл потому, что правящий политический класс формировался только из верных ленинцев, типа Горбачева, Яковлева, Рыжкова и Ельцина. Куда они привели страну — видно невооруженным глазом.

Игорь Семиволос, исполнительный директор Центра ближневосточных исследований (Киев):

— В историях, где так или иначе фигурирует «Моссад» – легендарная израильская спецслужба, крайне сложно отделить правду от вымысла, тем более, что главная информационная тактика – ничего не опровергать и ничего не подтверждать – создает вокруг этой структуры дополнительную таинственность и порождает невероятные теории заговора. Допускаю, что это делается специально, так сказать, по заветам великого китайца Сунь Дзы. В конечном итоге, даже если предположить, что причиной аварии стал человеческий фактор, чья-то халатность или просто «усталость металла», разве смогли бы иранцы избежать искушения обвинить своего врага в подобной диверсии?

Тут следует признать, что Израиль противостоит Ирану всерьез и надолго, и компромиссов в этом противоборстве достичь крайне сложно. Уместно в этой связи вспомнить цитату израильского премьер-министра Гольды Мейер, где, между желанием евреев жить и желанием соседей видеть их мертвыми, крайне мало пространства для компромисса. Поэтому любые попытки договориться с режимом аятолл, задобрить, выкупить безопасность, т.е. все то, чем занимается цивилизованный мир последнее десятилетие, вызывают у Тель-Авива все возрастающий скепсис. И дело тут не только в личности Нетаньяху, сделавшего противостояние с Ираном своей внешнеполитической фишкой, успешно, до последнего времени, торговавшего безопасностью и иранской угрозой. Дело в иранском экспедиционном корпусе прямо за углом – в Сирии, а также в многочисленных прокси-армиях, взращенных Тегераном на деньги от ядерной сделки. Очевидно, что обе эти ближневосточные страны ощущают себя уязвимыми и это чувство подстегивает и без того усиливающуюся конфронтацию.

Что может предложить Вашингтон, кроме заверений в готовности защищать Израиль? Новая, модернизированная ядерная сделка пока выглядит туманной перспективой, в Иране вполне возможен консервативный разворот, остается поступать так, чтобы не оставалось сомнений в готовности нанести удар.