Не следует бояться словосочетания «военный переворот». В истории немало случаев, когда военный переворот позволял сохранить государственность и обеспечить развитие экономики. Об этом заявил бывший президент Армении Роберт Кочарян на пресс-конференции для российских СМИ в Ереване.

Saxta.info взялся выяснить насколько обоснован такой посыл экс-президента Армении.

Мы не стали углубляться в правовые и этические аспекты такого нарратива, поскольку военные перевороты во всем мире подвергаются всеобщему осуждению сегодня, как и в прошлые времена, по крайней мере в период новейшей истории человечества. Однако, менее очевидный аспект его утверждения, о благотворном влиянии путча на экономическое развитие стран заставил нас задуматься.

Впрочем, определиться с направлением нашего исследования помогла подсказка самого политика, ведь в качестве примера он указал, в том числе Египет.

Краткий экскурс в новейшую историю последнего дает основания говорить о том, что преемственность власти там традиционно осуществляется посредством военных переворотов или под политическим давлением со стороны более или менее высокопоставленных армейских офицеров.

 

Таким образом был свергнут в 1952 году король Фарук I группой радикально настроенных военных «Свободные офицеры», во главе которых стоял председатель исполкома этой организации подполковник Гамаль Абдель Насер.

Затем во власть приходили другие генералы, включая Саадата и главного маршала Авиации страны Хосни Мубарака, который почти 30 лет оставался во власти.

Гамаль Абдель Насер. руководивший страной в 1956—1970 годы, по примеру СССР положил начало политике государственного вмешательства в экономику, что позволило в кратчайшие сроки перестроить инфраструктуру, создать мощную промышленность и стимулировать развитие сельского хозяйства. Однако спустя некоторое время непродуктивность и чрезмерное разрастание государственных предприятий показали всю неэффективность централизованной экономической системы. По этой причине Анвар Садат и Хосни Мубарак в своей экономической политике отказались от модели СССР, взяв за ориентир экономику США. Хосни Мубарак, в частности, провёл ряд реформ, направленных на стимулирование экономического роста, которые позволили повысить конкурентоспособность экономики Египта и привлечь иностранные инвестиции.

После вынужденной отставки Мубарака под давлением оппозиции в 2011 году, военные приостановили действие конституции и распустили парламент.

Примерно через год на президентских выборах одержал победу кандидат-исламист Мохаммед Мурси, который позже наделил себя неограниченными полномочиями, практически, установив диктатуру в стране.

В июле 2013 года в Египте вновь произошел военный переворот, свергнувший Мурси и приведший к власти генерала Абдул Фаттаха Халила ас-Сиси (Главнокомандующий армией и Вооруженными силами Египта, министр обороны). Президентские выборы в 2014 и 2016 годах не изменили этот расклад.


Следует отметить, что  армия играет важную роль в экономике Египта уже несколько десятилетий.

 

Собственные предприятия помогали ей компенсировать сокращение бюджетных расходов Мубараком после подписания мирного договора с Израилем в 1978 г. К концу 30-летнего правления Мубарака армия владела супермаркетами и отелями, выпускала даже макаронные изделия, а также пользовалась тем, что была освобождена от налогов и имела дешевую рабочую силу в виде солдат-призывников.

Судя по таблице, представленной сайтом TAKE-PROFIT.ORG, при новом президенте экономические показатели уравновесились после резких колебаний вследствие “Арабской весны” 2011 года и даже демонстрируют некоторый рост.

Но уровень жизни большинства египтян снижается на фоне роста цен на продовольствие и высокой безработицы среди молодежи. Это вызывает у населения недовольство, которое предшествовало революции 2011 года. Периодически в стране происходят протесты в связи с ростом цен и снижением уровня жизни. Многие бизнесмены жалуются, что ас-Сиси зашел дальше, вытесняя частные предприятия в ущерб экономике.

«Военные могут заблокировать любой проект и теперь имеют собственные компании. Это нехорошая ситуация», – говорит миллиардер Нагиб Савирис, которому пришлось отказаться от некоторых проектов в Египте из-за государственного вмешательства.

“Президент не доверяет частному сектору, не доверяет бизнесменам”, – утверждает Эндрю Миллер, который отвечал за изучение связанных с египетской армией вопросов в Совете национальной безопасности США

 

Более 50 процентов ВВП Египта формирует сфера услуг (туризм и логистика), где занято более 47 процентов экономически активного населения. Доходы Египта от эксплуатации Суэцкого канала составляют более 5 миллиардов долларов США в год.

 

В 2015 г. введено в эксплуатацию новое русло канала, что позволило почти вдвое увеличить количество судов, проходящих по нему в сутки. Согласно прогнозам, к 2023 г. доходы от эксплуатации Суэцкого канала достигнут 13,2 миллиарда долларов США в год.

Существенную финансовую помощь режиму А. Ас-Сиси в 2013-2015 гг. оказали Саудовская Аравия, ОАЭ, Кувейт – суммарно за этот период эти страны, обладающие крупными суверенными инвестиционными фондами, в виде грантов и льготных кредитов выделили Каиру 30 млрд долларов.

Для вовлечения Египта в союз с Соединенными Штатами американцы использовали механизм ежегодной экономической и военной помощи. С 1946 по 2016 год Соединенные Штаты предоставили Египту внешней помощи на сумму в $ 77,4 млрд (без учета инфляции). Эта сумма включает в себя и военную помощь США Египту.

Военная помощь США Египту идет на финансирование закупок американских систем вооружения и оплату необходимых услуг военных контракторов США.

Военная помощь Египту была впервые предоставлена США в размере $ 1,5 млн в 1979 году — т. е. в год Кэмп-Дэвидских соглашений Египта с Израилем. И уже в 1981 году она составила $ 550 млн, а в 1982 — $ 900 млн, в 1983 —$ 1,365 млрд. С 1983 года ежегодная военная помощь американцев Египту составляет $ 1,3 млрд. Всего с 1979 по 2013 годы США оказали военной помощи Египту на сумму в $ 41,8 млрд. Таким образом, военная помощь в общем балансе американской помощи Египту превышает экономическую.

Египет в последнее время наращивает добычу «голубого топлива». В прошлом году страна объявила о выходе на полное соцобеспечение газом. Кроме того, Каир неоднократно говорил о намерении стать региональным энергетическим хабом. В середине января 2020 года страны Восточного Средиземноморья парафировали первый официальный договор о создании газового форума. Этот договор будет направлен в Европейский союз, чтобы подтвердить его соответствие европейскому праву.

 

Тем не менее ситуация в стране не простая. Придя к власти, ас-Сиси обратился к армии за помощью в решении экономических проблем. Это ей он поручил расширить Суэцкий канал, что стало одним из его крупнейших проектов. Также президент позволил военным вытеснить гражданские предприятия, которые должны были разделить земельные участки вдоль канала и построить там промышленную и портовую зоны. Вместо них контракты получили военные. Запланированные зоны пока так и не построены, хотя правительство утверждает, что пытается ускорить реализацию проекта.

Интервенция военных в бизнес не проходит даром. Австралийская корпорация Gippsland Ltd гнмелдбел лет назпд подала в суд на правительство Ас-Сиси. Поводом для судебных тяжб стало одностороннее решение египетского правительства о национализации принадлежащих австралийцам танталово-оловянных месторождений (Абу-Даббаб и Нувейба). По условиям первоначальной сделки прибыль от проекта делилась между сторонами в равном объеме, но теперь Gippsland Ltd. была из сделки исключена. И это несмотря на уже вложенные в проект 60 млн. долларов за 2004-2015гг. Действия нового правительства, по своему тону и характеру напоминающие национализацию Суэцкого канала (правда, в значительно меньших масштабах и с менее радикальными последствиями), серьезно отпугнули зарубежных инвесторов, которые и так относились к Египту с опаской.

Страна, десятилетиями ориентированная на госсубсидирование ключевой продуктовой корзины и энергоносителей, под давлением крупнейших международных кредиторов, уже несколько лет, как взяла курс на полный отказ от дотаций — государство уже не в состоянии ежегодно выплачивать из бюджета 330 млрд египетских фунтов ($18,5 млн). Поэтому постоянно дорожают самые необходимые для большинства семей продукты, бензин, газ, электричество, значительно выросла стоимость проезда в метро. А в итоге население страны вынуждено все туже затягивать пояса.

 

В стране царит вопиющая бедность, растет безработица о чем неоднократно сообщалось в отчетах ООН. При этом, только по официальным данным, треть египтян — около 30 млн человек — живет за чертой бедности.

Таким образом, на примере Египта, мы можем видеть, как военный переворот, вопреки утверждению экс-президента Армении, негативно повлиял на экономическую ситуацию в стране. Экономика Египта развивалась в недолгие периоды стабильности, но каждый новый военный переворот отбрасывал ее назад. Сегодня Египет теряет былую инвестиционную привлекательность, ввиду интервенции в экономику военного руководства страны и давления со стороны генералов-предпринимателей, тревожных ожиданий иностранного бизнеса и масштабной коррупции.

Мы приходим к заключению, что нарратив Роберта Кочаряна будто военный переворот позволил обеспечить развитие экономики Египта является ложью.

Статья с сайта SAXTA.INFO
с оригинальной версией можно ознакомиться здесь
(Пока оценок нет)