Ситуация с закрывшимся лицеями «Истек» находится в подвешенном состоянии. Прошло более десяти дней, после того как учредитель сети названных лицеев обратился в Министерство образования Азербайджана для принятия решения о приостановлении деятельности этих учебный заведений. Таких лицеев 12, из которых  4 – находятся в столице, остальные в регионах страны.

 Ведомство сохраняет гробовое молчание, не торопясь положить конец ожиданиям и волнениям  2000 лицеистов и их родителей, которые разослали свои обращения  и по другим госструктурам. Они просят сохранить комплекс учебных заведений, педагогические коллективы, уникальные программы обучения талантливых детей, переведя лицеи в подчинение Минобразования. Пока ответа на эти предложения  и просьбы не последовало.

Намедни в ряде информагентств прошла информация о том, что начался процесс перевода учащихся в другие лицеи республики:  якобы уже размещено около 300 лицеистов. Однако в конфиденциальной беседе с «З» один из менеджеров Бакинского лицея «Истек» опроверг эту информацию, сообщив, что дети и родители ждут окончательного решения по этому поводу от Минобразования.

«Родители хотят, чтобы их дети продолжили образование в этих лицеях, пусть с другим учредителем, названием и в другой форме собственности. Они готовы оплачивать учебу детей. Применяемая здесь программа отличается от программ других лицеев. Непонятно, как будут учиться в других школах, где используется совершенно другая программа. Следует учесть, что в регионах профильных лицеев не так много, значит остается обычная школа, где уровень и качество обучения оставляет желать лучшего», — отметил собеседник.

Судьбе лицеев «Истек» не позавидуешь: они были созданы в Азербайджане в начале 1990-х гг.  Тогда они назывались  — частные турецкие лицеи «Cağ Oyretim» и , входили в одноименную образовательную сеть, функционирующую под эгидой движения Hizmet, руководителем которой был турецкий проповедник Фетхуллах Гюлен. Но пять лет назад в Турции начались гонения на последователей Гюлена. Азербайджанские власти столкнулись с мощным давлением тогдашнего премьера-министра Реджепа Тайипа Эрдогана и пошли на попятную. Тогда в стране запретили деятельность школ и детских садов ««Cağ Oyretim», в том числе курсы «Араз» и университет «Кавказ», которые были связаны с нурсистами. Пришлось лицеи переименовать на «Истек», затем реорганизовать «Кавказ» на Бакинский инженерный университет.

Лишенные финансовой поддержки частные турецкие лицеи уже с новым названием стали сдавать позиции. Начали уходить опытные преподаватели, сыграла негативную роль и пропаганда,  сократилось количество обращающихся в лицеи. Родители переводили детей в другие учебные заведения. В результате показатели выпускников лицеев «Истек» стали ухудшаться.

В данной ситуации позицию азербайджанских властей не трудно было понять: из-за  школ Çağ Oyretim никто не собирался ссориться с Анкарой, которая оказывает нам поддержку в нагорно-карабахском конфликте, в реализации международных проектов. Вслед за Азербайджаном, опять же под сильным давлением Турции, аналогичные частные лицеи  и вузы были закрыты в странах Центральной Азии. Однако, как выясняется, Казахстан все еще держит оборону в этом вопросе и не поддается давлению эрдогановской команды.

 Как пишет сайт exclusive.kz, Турция продолжает требовать закрытия турецких лицеев в Казахстане. Возможным выходом из сложившейся ситуации может служить передача турецких школ под управление министерства образования РК. Но не станет ли этот шаг роковым для репутации казахско-турецких лицеев (КТЛ)?

Для Казахстана вопрос о турецком проповеднике Фетхуллахе Гюлене и его движении «Хизмет» приобрел актуальность сравнительно недавно. Это произошло после того, как в Турции начался конфликт между ним и Реджепом Тайипом Эрдоганом, который обвинил Гюлена в организации военного переворота летом 2016 года.

В исследовании эксперта Института азиатских исследований Нуриддина Султанмуратова отмечается, что в последнее время ситуация вокруг КТЛ  приобрела особое значение во внутри- и внешнеполитической проблематике казахстанского государства и общества. Данный вопрос актуализировался в 2014 году в связи с информацией о возможном закрытии образовательных учреждений. Поводом послужил политический кризис в Турции, где на тот момент разразился громкий коррупционный скандал с участием представителей власти и крупного бизнеса. По версии турецкого руководства, дело о коррупции в высших эшелонах власти страны было инспирировано влиятельным исламским проповедником Фетхуллахом Гюленом – лидером неформального движения «Хизмет».

«На фоне обострения отношений между Реджепом Тайипом Эрдоганом и Гюленом сторонники последнего могли таким образом попытаться вынудить турецкого лидера подать в отставку. Неудивительно, что в ответ начались масштабные чистки в государственных организациях и, прежде всего, в правоохранительных органах, где, как принято считать, были сильны позиции последователей Гюлена. Одновременно турецкое государство оказывало беспрецедентное давление на бизнес-структуры гюленистов, в том числе и в сфере образования. Например, были закрыты частные школы, подконтрольные движению «Хизмет». С учетом того, что по состоянию на 2012 год эти учебные заведения посещали 1,2 млн турецких учеников, образовательная индустрия выступала одним из основных источников дохода организации», — отмечает Султанмуратов.

Во-вторых, турецкое правительство направило свои усилия, чтобы приостановить деятельность всех организаций, связанных с «Хизмет», за пределами страны. Причем возможные имиджевые и репутационные потери не смущали официальную Анкару. По разным данным, гюленовские школы функционируют в более чем 160 государствах. Их закрытие должно было перекрыть еще один источник финансирования структур Гюлена и, тем самым, ослабить его влияние в целом.

 Первые результаты подобной активности проявились весной 2014 года. В Азербайджане все школы «Хизмет» перешли под управление государственной нефтяной компании SOCAR, при этом ряд сторонников движения был депортирован в Турцию. Следует отметить, что сразу после развала СССР турецкие лицеи появились во всех пяти республиках Центральной Азии. Однако еще до ухудшения отношений между движением «Хизмет» и Эрдоганом, гюленовские школы приостановили свою деятельность в Узбекистане и Туркменистане.

На момент начала кризиса между эрдогановской Партией справедливости и развития (ПСР) и движением «Хизмет» гюленские школы функционировали в трех государствах региона – Казахстане, Кыргызстане и Таджикистане. По мере развития политического кризиса все они оказались в фокусе особого внимания турецкой дипломатии, требовавшей закрытия всех турецких заведений, аффилированных с Гюленом или его движением. Так, Турция входит в десятку крупнейших торговых партнеров Казахстана и выступает в качестве одного из важнейших направлений в его многовекторной внешней политике. Однако в ответ на заявление турецкого МИД о необходимости закрытия всех школ, связанных с Гюленом за рубежом, представители казахстанского министерства образования и науки пояснили, что «КТЛ финансируются из местного бюджета. Администратором этих программ являются областные акиматы. Они работают по государственным учебным программам».

Согласно этому заявлению, получалось, что все школы, несмотря на присутствие в их названии слова «турецкий», являются казахстанскими и не имеют никакого отношения к Гюлену. Мнение представителей самих КТЛ полностью совпадало с точкой зрения официальных лиц.

«Возможно, на решение властей в определенной степени повлиял серьезный общественный резонанс. После того как начались разговоры о дальнейшей судьбе турецких школ, общественность весьма негативно восприняла идею об их закрытии. Главным доводом за сохранение лицеев выступало качество образования. Объективно их выпускники в большинстве своем хорошо владеют английским языком, демонстрируют сравнительно высокие показатели в других дисциплинах. Естественно, что казахско-турецкие лицеи пользуются популярностью у казахстанцев – в 2016 году на одно место претендовали 14 человек», — подчеркивает исследователь Абдуррахман Сел – вице-президент фонда KATEV, курирующего работу турецких школ в Казахстане.

Однако тема турецких школ в Казахстане продолжает оставаться на повестке дня. Периодически возникают разного рода слухи, и каждый раз правительство придерживалось изначально выбранной им стратегии. Ситуация начала меняться после попытки военного переворота в Турции в июле 2016 года. Ответственность за него Эрдоган возложил на Гюлена и его сторонников в турецкой армии. Неудивительно, что когда Назарбаев в августе того же года стал первым иностранным президентом, посетившим с официальным визитом Турцию после неудавшегося переворота, одной из основных тем переговоров стала деятельность организаций, связанных с Гюленом.

В итоге, вскоре после той встречи президентов КТЛ получили новое название «Білім-инновация лицейі». Кроме того, по некоторым данным, в Казахстане турецкие преподаватели столкнулись с проблемами при продлении своих рабочих виз. Как результат уже сегодня удельный вес казахстанских учителей в лицеях составляет более 90%. Между тем, история вокруг бывших КТЛ высветила множество вопросов, имеющих чрезвычайно важное значение для всего казахстанского государства и общества. Как в дальнейшем сохранить широкую сеть школ с качественным образованием и высокий доверительный уровень отношений с Турцией? Насколько тесно связаны турецкие лицеи с Гюленом и его движением, и какова природа этих связей? Оправданы ли опасения определенных слоев населения в адрес гюленовских школ?

В настоящее время можно сказать, что у гюленистов достаточно прочные позиции в Казахстане. Под управлением фонда KATEV находятся 29 КТЛ, университет имени Сулеймана Демиреля (СДУ), экономический колледж в городе Тараз, начальная школа в Алматы и международная школа «Нур-Орда»». Что касается системы лицеев, то на текущий момент по количеству гюленовских школ Казахстан находится на втором месте после США. В целом за время своего существования КТЛ выпустили около 23 тыс. учеников. Важно подчеркнуть, что за все эти годы турецкие школы зарекомендовали себя как заведения с высоким уровнем образования. На это указывают и количество выигранных учениками медалей на республиканских и международных олимпиадах, и тот факт, что выпускники лицеев показывают один из самых высоких результатов в ЕНТ.

Как бы то ни было, сегодня государство оказалось перед сложной дилеммой. Очевидно, что с точки зрения обеспечения стратегических национальных интересов Казахстану выгодно поддерживать доверительные и дружеские отношения с Турцией. Но, помимо прочего, это может означать, что Астане придется реагировать на периодически возникающие обострения отношений между Эрдоганом и Гюленом, которые сегодня перешли в стадию затяжной позиционной войны. В том числе и по вопросу сети КТЛ, которые сегодня переименованы в «Білім-инновация лицейі». Прагматизм диктует сохранить КТЛ в их нынешнем виде.

 

Читайте по теме:

«Истек» закрылся, но проблемы остались

Почему закрылся «Истек»

Кто и зачем провоцирует недовольство людей?