Жители одного южного города переживали самый радостный период в своей новейшей истории. Длившаяся более четверти века оккупация пятой части их страны была освобождена. Враг был повержен, сломлен, в его стане начались разброд и шатания, поиски ответов на извечные вопросы «кто виноват» и «что делать?». В процессе осмысления новой для себя реальности жители страны-оккупанта планировали превратиться в главного экспортера унитазов.

Дело все в том, что их из оккупированных южногородских земель было вывезено много. Гораздо больше, чем квартир, в которых вчерашние оккупанты теперь будут жить. Да, был известный лозунг про важность перекования меча на орала, но ведь на что можно перековать унитаз там ничего не говорилось. В общем, страдали оккупанты всесторонне и углубленно.

Но и радость южногородцев также, увы и ах, была омрачена. Всему виной коварный вирус. Он оккупировал весь мир. И уже не осталось тех, кто бы ставил под сомнение сам факт его существования. Да и как отрицать, когда ежедневно по паре-тройке тысяч горожан им заражались?! Понятное дело, что решать вопрос приходилось с использованием самых жестких ограничительных мер.

Правда, тут наметились свои национальные особенности. Раньше ведь, к примеру, как было? На пачке сигарет написали, что Минздрав предупреждает о вреде курения и все — дальше уже сам гражданин решал, посасывать ли ему сигарету, вдыхать ли никотин. Теперь же, к борьбе с курением подошли серьезнее. Ее совместили с борьбой с коварным вирусом. Местные острословы начали подозревать, что в дальнейшем борьба с курением может сопровождаться и борьбой с диареей. Пока, впрочем, до этого не дошло.

Зато за дело взялось местное МВД, которое заявило: кто снимет маску и закурит на открытом воздухе, будут оштрафован на 100 южногородских тугриков. То есть, теперь не только Минздрав предупреждал местных граждан о вреде курения. Помножив, таким образом, даже курилки — последнее пристанище любителей табака. Глядя на происходящее ждали теперь горожане, когда к этому мероприятию подключатся «Южгорсвет» и «Южгоргаз». Которые, чисто теоретически, могли заявить, что отключат электроэнергию и газообеспечение в квартирах и домах тех южногородцев, которые посмеют что-то делать не через защитную маску.

Робкое беспокойство высказал в этой связи Госкомстат. Мол, демографическая ситуация в городе может ухудшаться, если люди еще и маской будут пользоваться в ходе совершения процедур, приводящих в итоге к появлению новых южногородцев. Ведь, вполне себе могут найтись те, кто эти маски решит не на лицо надевать. Да и как курить потом после приятной и полезной процедуры? Тоже через маску, даже дома находясь?

Страшно становилось даже в туалет заходить. Сядешь, понимаешь ли, на традиционное место для философских рассуждений, а оттуда, с самого дна, на тебя уже кто-то смотрит — надел ты маску или нет? Чей-то глаз стал мерещиться южногородцам даже в ходе принятия ими гигиенических процедур. Купаешься себе, умываешься, бреешься или чистишь зубы и ощущаешь взгляд человека с плаката, украшенного надписью: «А ты не забыл надеть маску?!». Этот же плакат виделся южногородцам, когда они завтракали, обедали и ужинали. Платить очередные 100 тугриков штрафа не хотелось никому. Но, как говорили в такого рода случаях ушлые французы, на войне как на войне. Даже если война теперь велась с коварным вирусом, победы над которым пока никто и нигде не одержал.