В настоящее время найти людей со стопроцентным зрением сложно. Почему так сложилось, что даже летчикам, например, японским позволили носить линзы? Безусловно, летчикам позволительно иметь лишь небольшое отклонение от идеального зрения. Современное развитие технологий, повсеместное использование экранов в разных гаджетах, приводит к такой ситуации. Чем больше мы растем технически, тем слабее мы в физическом отношении. Это объективные причины цивилизационного развития.

Однако, даже люди с хорошим зрением в некоторых случаях не видят очевидного. О ком речь? Сейчас, когда II Карабахская война закончилась, все наши помыслы о мире. Как нам жить с соседями армянами в мире. Искажение взгляда армян на историю, на свою нацию, на современные реалии, не позволяют им адекватно оценить ситуацию.

Представьте себе, что вы армянин и с младенчества вам, как большинству армян, внушают, причем это внушение является базой неокрепшей детской психики,  маленькому армянскому ребенку внушают, что у него и у всех, кого он любит: мамы, папы, дедушки, бабушки и т.д. есть враг, ну, приблизительно такой, как Бармалей, то есть страшный, ужасный, кровожадный. Имя этого врага- тюрок. Просто. Тюрок-враг. У ребенка появляется фобия, ненависть к тюркам. С младенчества. Дальше больше. Искажение оптики предполагает, что самые очевидные истины не видны. Близоруким людям хорошо известен этот феномен. Если сильная близорукость, тем более. Снял очки и все становится размытым, нечетким. Можно принять птицу за цветок, торговку, обвязанную шалью, чтобы не замерзнуть, за стильную даму в новом прикиде. Таким образом, искажая видение непреложных фактов, рождается искаженная картина мира. В этом искаженном мире возможны любые метаморфозы. Карабахское ханство, заметьте, ханство (у армян были ханства?) становится исконной землей армянского народа. Город Шуша, город-крепость, основанный в 1752 году Панах Али ханом (опять хан)  для защиты Карабаха, в искаженном взгляде армян, является исконным армянским городом. Почему? Как? Ведь город основали не до нашей эры, не во времена Ноя и его ковчега, есть документы, подтверждающие этот непреложный факт. Нет, армяне отрицают очевидное. Они не видят этих документов, они не понимают, как такой прекрасный город-крепость может быть построен в красивейшем месте на земле, и принадлежать тюркам, азербайджанцам. Этого не может быть. Только древние армяне могли такую красоту сотворить. То же касается и албанских храмов. Это не албанские, а армянские храмы. Именно таким образом видят армяне окружающий мир. Через призму своего «величия». Мы — армяне, соль земли.

Кроме близорукого взгляда, есть еще и дальнозоркий. Не видеть сравнительно близкие исторические факты — это одно. Но видеть то, что происходило, к примеру 3000 лет назад. Откуда я взяла такую странную цифру в 3000 лет? После принятия Сенатом Франции резолюции о признании независимости Нагорного Карабаха, нетрудно представить комментарии армянской диаспоры на сайте Сената Франции. В одном комментарии было сказано, что еще 3000 лет тому назад на этой территории проживали армяне, и это утверждение было представлено в качестве аргумента в поддержку независимости Нагорного Карабаха. Откуда у дамы такие сведения, остается гадать. Я ответила. Сложно пройти мимо. Если в качестве аргументов принимать события, происходившие 3000 лет тому назад, греки, римляне, скифы, арабы… (продолжать можно долго, 3000 лет прошло) могут претендовать на громадные территории. Порадуемся, что не все прибегают к такого рода аргументам и что международное право принято в цивилизованных странах. Вот, что значит страдать дальнозоркостью. Не видеть того, что происходит сегодня и сокрушаться по поводу того, что происходило 3000 лет тому назад.

Но самое удивительное, что искаженный взгляд на реальность, как оказалось, сродни вирусу. Он может быть заразным. То, что мы видим в медиа многих стран, в том числе и тех, что причисляют к великим странам, вызывает удивление. Обращения к властям Азербайджана с призывом сохранить армянские храмы, не разрушать их, подписанные деятелями русской культуры, французскими видными персоналиями говорят о том, что искаженное видение реальности сродни заболеванию.

Несмотря на совершенно очевидные факты, на фото, видео, свидетельства послов и работников посольств разных стран, на съемки журналистов в прямом эфире того, что происходит на оккупированных территориях, которые сейчас возвращаются Азербайджану, деятели культуры, в частности, России и Франции, требуют у пострадавшей стороны ответа. Сожженные дома, вырубленные деревья, убитый скот, разрушенные мечети и русские православные храмы, уничтоженные музеи, библиотеки, школы, расстрелянные памятники азербайджанских музыкантов, поэтов на оккупированной армянами территории, не видны взгляду русского и французского интеллигента. Они беспокоятся не о том, что уже случилось и до сих пор происходит, они беспокоятся о будущем. Возможно, гипотетически, азербайджанцы начнут разрушать армянские святыни.

Вопрос принципа. Выбора стороны, за белых или за красных, за роялистов или республиканцев. Сознательный выбор одной из сторон, независимо от того, кто прав, а кто виноват приводит к такой печальной реальности. Нивелируется понятие агрессора. Кто в данном случае будет страдающей стороной? Очевидно, те, у кого нарушено адекватное восприятие окружающего мира.

Во время только что закончившейся II Карабахской войны армяне Армении, Нагорного Карабаха и вся армянская диаспора почти до конца военных действий были уверены в том, что они побеждают. «Трусливая» азербайджанская армия позорно бежит, оставляя свои позиции доблестным воинам армянам. И тем трагичнее было обнаружить впоследствии, что на самом деле, если посмотреть внимательно на ситуацию, то картина мира изменится кардинально.

В сказке Андерсена «Снежная королева» осколок кривого зеркала попадает в сердце Кая, бывшего до того момента добрым мальчиком. Сердце мальчика леденеет, он перестает видеть реальность в настоящем свете. Он видит искаженную злую картину мира. И пока этот осколок не выпал из сердца мальчика, он был обречен на холод и злобу. Герда спасла своего любимого Кая. Теплится надежда на то, что среди армян найдется тот, кто сможет вернуть им реальный взгляд на мир.