То, что Вторая Карабахская Война и успехи азербайджанской армии будут иметь определенные последствия для конфликтов на территории Украины, Молдовы и Грузии, писали политологи и аналитики разных стран. С подобными «откровениями», но уже в негативном плане выступал и армянский премьер Пашинян, пытаясь шантажировать своими галлюцинациями не только Россию, но и всю Европу.

Но пока рано делать какие -то серьезные выводы. В Молдове, например, только на днях завершились президентские выборы, но надо сказать, что российские политологи уже пишут о том, что в самой ближайшей перспективе, возможно, обострение ситуации в Приднестровском конфликте.

Они связывают это с приходом к власти прозападного политика Майи Санду, которая в отличие от предыдущего президента Игоря Додона всегда выделялась своими антироссийскими заявлениями.

Нам она больше всего запомнилась, когда пару лет назад хотела пригласить бывшего грузинского президента Саакашвили в свою страну и поручить ему проведение экономических, особенно, антикоррупционных реформ.

Тогда в этом деле ей помещал президент Додон. Но теперь Санду уже не премьер—министр и имеет полную свободу не только в кадровых вопросах, но также в проблемах, связанных с соседней Россией.

Что касается Грузии, тут также завершились выборы. Но они не смогли кардинальным образом изменить политическую палитру в стране – бывшая политическая конфигурация сохранилась, и мало кто ожидает проведения более кардинальной политики правящей коалицией «Грузинская мечта».

Конечно, и среди грузин есть политики, которые внимательно следят за процессами, которые происходят в Азербайджане. Но в отличие от Азербайджана, в Грузии Москве удалось обеспечить свое военное присутствие еще несколько лет тому назад, надо сказать, что даже на худших условиях.

Теперь Абхазия и Южная Осетия находятся не только под юридическим, но и под социально-экономическим колпаком Москвы. Есть ли другие возможности для углубленного российско-грузинского диалога?

Договориться можно, в принципе, всегда. Но ценой этого диалога теперь может стать только полный отказ от прозападной политики, которую последовательно проводит и нынешняя власть Грузии. Да, за эти годы Грузия не стала членом ни НАТО, ни ЕС. Но, как говорят некоторые зарубежные политологи-международники, за эти годы подписано столько документов, что Грузию уже можно считать неформальным членом этих организаций. Определенные надежды вселяет приход к власти демократов в США, т.к. именно Штаты считают себя архитекторами грузинских реформ, даже в какой — то степени гарантами ее независимости и суверенитета.

Именно с этого ракурса смотрят политологи на последние процессы, происходящие и в Украине. Дело в том, что при президенте Обаме ответственным за украинскую политику был тогдашний экс-президент Байден, который даже несколько раз посетил эту страну с официальным визитом. Считается, что Байден будет проводить жесткую политику в отношении России что, наверное, распространится и на российско-украинские отношения.

И в этой плоскости цена перемирия с Россией довольно дорогая – Кремль не прощает Киеву его «геополитическую измену», но как в случае Грузии, и тут весьма мала вероятность отказа от североатлантического и европейского курсов, хотя самые оптимистичные политологи отмечают, что в лучшем случае только лет через десять-пятнадцать Киеву может быть представлено кресло равноправного члена в штаб – квартире НАТО.

Вдобавок, в отличие от Грузии, общественная поддержка к вступлению Киева в НАТО пока не является абсолютной – есть не только ярые противники этого курса, но даже некоторые умеренно настроенные люди считают, что демократию и  революции не стоит однозначно связывать с евроатлантическими устремлениями определенных политических кругов Украины, т.к., по их мнению, демократия и социальное благополучие могут быть установлены в стране и без вступления в НАТО…