Происходят несколько странные на первый взгляд вещи в российской политике. Внутренние процессы в Украине стали предметом рассмотрения на заседании Совета безопасности России.

Причиной столь пристального внимания оказались меры, предпринятые против украинского политика Виктора Медведчука. В Кремле это рассматривают как угрозу безопасности России.

Как сказал президент Владимир Путин на заседании, «Судя по всему — и это очень печально, — Украину медленно, но верно превращают в какой-то антипод России, в какую-то анти-Россию, в какую-то площадку, с территории которой мы постоянно, судя по всему, будем получать требующие особого с нашей стороны внимания с точки зрения обеспечения безопасности Российской Федерации новости».

Здесь присутствует сразу два аспекта. Во-первых, Медведчук является одним из лидеров пророссийской партии «Оппозиционная платформа — За жизнь» (ОПЗЖ). Во-вторых, находится в каких-то родственных отношениях с Путиным. Вроде бы они кумовья. В любом случае Медведчук обладал эксклюзивным правом общения с главным российским начальником. Даже когда последний пребывал и продолжает находиться в изоляции, со своим кумом он все-таки встречался лично. Кроме чисто практических вариантов, это имело символическое значение и подчеркивало особое положение Медведчука в первую очередь в Украине как своего рода особо доверенного лица российского президента.

После завершения последней встречи в нормандском формате в Париже в декабре 2019 года президент Украины Владимир Зеленский четко заявил, что на полное урегулирование на Донбассе он отводит год. Если ничего не получится, то Киев приступит к реализации плана Б. В чем он заключался тогда не рассказали, но теперь стало ясно.

Уже в начале 2020 года стало очевидно, что ни на какое мирное урегулирование, кроме  как украинской капитуляции, Москва не согласна. Все варианты, предложенные как Украиной, так и Францией с Германией не были приняты. Ничего украинской власти не оставалось, как начать реализовывать свой другой план.

Изменилась и международная обстановка. Администрация Байдена заняла четкую позицию поддержки Украины в сфере безопасности и фактически парализовала, по крайней мере, на какой-то период агрессивные устремления Москвы в виде концентрации войск на украинской границе и угрозы вторжения.

При всей важности сферы безопасности для Вашингтона, визит в Киев государственного секретаря Энтони Блинкена это наглядно показал, второй важнейшей проблемой наряду с другими не менее важными сферами является реформирование украинской власти и ее деолигархизация. Будет продвижение в этом направлении. Верховная рада в ближайшее время начнет рассмотрение законопроекта об олигархах.

Заметим, что Медведчук является одним из крупнейших украинских олигархов. Причем его бизнес прочно завязан на Россию. Вплоть до прямого пособничества врагу.

На упомянутом заседании Совета безопасности Путин в свойственной ему манере смешивал самые разные понятия. Он посетовал на то, что в Украине преследуют людей, занимающихся бизнесом с Россией.

Прямого запрета на ведение дел с Россией нет. Объем торговли хотя и резко уменьшился, но составляет около $9 млрд. В основном за счет поставок нефти и нефтепродуктов. Проблема Медведчука не в самом бизнесе как таковом, а в том, что он вел торговлю с оккупированными территориями на Донбассе, поставляя туда из своих предприятий в Ростовской области нефтепродукты и другие товары для военного применения.

И это еще не все. В оккупированном Крыму он получил от российских властей разрешение на эксплуатацию газовых месторождений, которые находятся в государственной собственности Украины. Это уже акт государственной измены.

В полной мере юридические проблемы Медведчука требуют отдельного рассмотрения. Мы же сосредоточимся на политических аспектах.

Здесь удар, который связывают непосредственно с президентом Зеленским, приходится на два направления.

Первое. Резко сужаются возможности деятельности пророссийской и прямой российской агентуры. Начиная с закрытия в феврале трех пропагандистских телеканалов «112 Украина», NewsOne, ZIK, фактически принадлежащих Медведчуку. Их финансирование производилось на российские деньги, что является доказанным фактом, а это прямое нарушение украинского закона.  Отметим, что в Украине легально действуют иностранные телеканалы, их несколько десятков, но это отражается в их лицензии. При этом они не маскируются под украинские.

В Москве очень надеялись на взрыв общественного возмущения, демонстрации и пикеты в поддержку и вообще на серьезную дестабилизацию внутренней ситуации в Украине. Ничего подобного не произошло. Никто и пальцем не пошевелил. Это было первым и сильным разочарованием Путина и всей российской власти.

Второе. Оказалось, что так называемое пророссийское движение, в частности, ОПЗЖ совсем не едино. В том числе в отношении Медведчука и его поддержки. Там достаточно много тех, которые ждут его удаления с политического поля. Их пророссийскость есть способ оппозиционного позиционирования. Во власти они совсем не будут плясать под московскую дудку.

Третье. Под прессинг попал украинский политик, имеющий особые отношения с Путиным. Тем самым Зеленский нанес сильный психологический удар российскому президенту. Дело даже не в самом действии, хотя это достаточно важно, а в том, что реально Москва не может полноценно ответить.

Применить какие-то меры по ограничению торговли не представляется возможным. Газ Украина у России с 2015 года не покупает, запретить продажу нефти и нефтепродуктов можно, но малоэффективно. Есть возможность покупать на мировом рынке, пусть и несколько дороже, но жизнь не остановится.

Попытка запугать военным вторжением фактически провалилась и есть основания полагать, что ее повторения осенью не произойдет.

Другими словами, в Кремле начали осознавать давно очевидную истину — Украина окончательно ушла из московской зоны влияния, у Кремля нет реальных механизмов развернуть или даже затормозить этот процесс. Наоборот московскими стараниями в виде затягивания донбасского урегулирования и оккупацией Крыма он будет только ускоряться.

Именно в этом смысле следует понимать слова Путина о превращении соседнего государства в антипода России. Заодно рухнул еще один миф об украинцах и белорусах как ветвях русского народа. В Украине есть примерно 15% этнических русских, но они себя считают политическими украинцами и совсем не жаждут перейти под власть Путина и его клики.

В Москве юридическое преследование Медведчука, предъявление ему подозрений в государственной измене, помещение под домашний арест рассматривают как демарш Зеленского и своего рода ответ на нежелание Кремля урегулировать донбасский конфликт.

На самом деле это очень поверхностное представление. Даже если рассматривать дело Медведчука в таком ракурсе, то оно отражает стратегический разворот Украины в западном направлении и его необратимый характер.

Это не только внутренний процесс. Как разворачиваются события в Киеве будет иметь прямое влияние на политическую обстановку в соседней Молдове, где 11 июля пройдут парламентские выборы. Если на них пророссийские силы потерпят поражение, что очень вероятно, то окончательно и Кишинев уйдет на Запад.

Это будет крупнейшим геостратегическим поражением России, которое началось с победы Азербайджана в войне осенью прошлого года.

Неприятные вести приходят для Москвы и из Центральной Азии. Если американские войска из Афганистана останутся в Узбекистане и Таджикистане, то распадение постсоветского пространства в московском понимании станет непреложным фактом.

Черные лебеди будут прилетать в Москву все чаще.

(2 оценок, среднее: 5,00 из 5)